Адрес: 04071 Украина, Киев, Подол, ул. Щекавицкая, 30/39, оф. 4 E-mail: info@primetour.uaТел. +38 (044) 207-12-44Лицензия туроператора АГ №580812Карта сайта

Подгорцы, замок 18 в, Львовская область
 
+38 (044) 207-12-44
+38 (096) 940-00-00
+38 (099) 550-00-00

Мы поддерживаем
реформы в Украине
и работаем
исключительно через
расчетный счет!
Подгорцы, замок 18 в, Львовская область
Суббота, 27 Августа 2016

Достопримечательности > Благотворительные учреждения Зайцевых

Михаил Кальницкий - историк, исследователь киевской старины.
Специально для "Первое экскурсионное бюро"
.
 

Фото 1. Раскопки Кирилловской стоянки. Фото конца XIX в.

 

Из предыдущей нашей статьи читатели могли узнать, как на протяжении второй половины ХІХ века складывалась промышленная застройка современной улицы Фрунзе (бывшей Кирилловской), как стремительно возводились крупные заводские корпуса. Впрочем, иногда строительство тормозилось вследствие различных обстоятельств. Едва ли не самой удивительной среди подобных причин оказалась сенсационная археологическая находка, которую посчастливилось сделать в 1893 году выдающемуся исследователю древностей Викентию Хвойке. Двор обширной усадьбы по нынешней ул. Фрунзе, 59–61 выходил на верхнее плато горы Юрковицы, где находился кирпичный завод. На склоне горы образовалось «глинище» – карьер, из которого добывали сырье для кирпича.

И вот среди этой глины Хвойка сумел разглядеть многочисленные кости мамонтов, кремневые орудия наших пращуров, остатки жилья. С того времени на археологической карте Киева появилась так называемая Кирилловская стоянка эпохи палеолита (примерно 20-тысячелетней давности).

В то время кирпичное предприятие принадлежало козелецкому купцу Игнату Багрееву. Рядом с ним на Кирилловской улице в 1896 году приобрел участок известный предприниматель, сахарозаводчик Иона Зайцев. 

Родился Иона Мордкович Зайцев в 1828 году близ Канева, со временем он переехал в Киев, где в 1893 году основал небольшую бесплатную хирургическую больницу на 7–10 коек в нанятом здании. Вскоре благотворительное учреждение получило название в честь «бракосочетания Их Императорских Величеств (Николая ІІ и Александры Федоровны) 14 ноября

1894 г.» Тем не менее, Зайцеву и его постоянному вдохновителю и консультанту – известному хирургу Григорию Быховскому – казался недостаточным масштаб сделанного. Поэтому в конце 1896 года филантроп приступил за собственные средства к строительству на Кирилловской улице одноэтажного на цокольном полуэтаже каменного здания, в котором с 1897 года и расположилась больница Зайцева. Здание было сооружено под наблюдением талантливого архитектора Карла Шимана. Здесь размещались 25 бесплатных коек, на которых каждый год проводилось около 400 операций. При больнице действовала также амбулатория, где больные могли бесплатно получить хирургическую, ортопедическую или отоларингологическую консультацию. Главным врачом неизменно оставался Григорий Борисович Быховский.
 

Фото 2. Иона Зайцев

 

 

Фото 3. Старый (хирургический) корпус больницы. Фото 1920-х гг.

  Хотя это нигде специально не отмечалось, но все киевляне знали: больница Зайцева обслуживает прежде всего неимущих евреев (конечно, кто-либо другой из местной бедноты тоже мог рассчитывать здесь на медпомощь). Возникает вопрос: зачем было открывать отдельное учреждение, если неподалеку, на Лукьяновке, уже несколько лет действовала общегородская Еврейская больница, которая также предоставляла хирургические услуги бесплатно? Дело здесь, разумеется, не в каком-то чрезмерном честолюбии Зайцева. Во-первых, еврейской бедноты в Киеве проживало достаточно много, и никакое количество благотворительных кроватей не оказалось бы лишним. А во-вторых, хирургическая больница Зайцева лучше учитывала потребности евреев с окраин и из ближайших местечек. Они тоже охотно воспользовались бы филантропической помощью квалифицированных киевских врачей. Но, по тогдашнему законодательству, Киев не входил в так называемую «черту оседлости», то есть был закрытый для обычного еврейского населения.

Только отдельные «полезные» категории (купечество, интеллигенция, ремесленники и т.п.) могли здесь жить беспрепятственно. Правда, любому еврею разрешалось временно приезжать в Киев с целью лечения, но жить при этом он был обязан лишь на территории одного из особо выделенных для этого городских полицейских участков – Лыбедского или Плоского. Еврейская больница находилась в Лукьяновском участке, поэтому для продолжительного хирургического лечения в стационаре приезжий должен был получить (после унизительных ходатайств) разрешение генерал-губернатора. А больницу Зайцева организовали в Плоском участке, благодаря чему любой больной мог находиться здесь без особого дозволения. 

В 1899 году Иона Зайцев приобрел также усадьбу Багреевых с кирпичным заводом (там еще продолжались археологические изыскания). Общая площадь его владений под склоном Юрковицы превысила 10 гектаров. Когда почтенный филантроп умер (в 1907-м), эту недвижимость унаследовал его сын Маркус. Он оказался достойным продолжателем отцовского дела.

В начале 1911 года Зайцев-младший подал ходатайство о начале нового строительства по правую (северную) сторону от больницы. Проект предусматривал возведение здесь еще одного больничного корпуса в два этажа, с одноэтажной пристройкой для столовой. Но на стадии согласования к Маркусу Ионовичу обратились представители Общества для попечения о старых евреях. Они убедили благотворителя в том, что устройство приюта-богадельни для немощных стариков также является нужным и неотложным делом. Зайцев согласился отдать первый этаж будущего дома под богадельню; для ее обитателей вместо столовой в пристройке устроили небольшую синагогу. Когда были решены все организационные вопросы, в марте 1911-го состоялась торжественная закладка здания. Возведением красивого сооружения в стилистике модерна руководил выдающийся киевский зодчий, городской архитектор Эдуард Брадтман. Но новостройка оказалась связанной не только с благотворительной заботой о стариках, но и с дикими средневековыми предрассудками.

 

Фото 4. Маркус Зайцев

 

Фото 5. Новый корпус благотворительного заведения Зайцевых. Фото 1920-х гг.

  Через несколько дней после того, как газеты известили о закладке богадельни Зайцева, Киев всколыхнула весть о зверском убийстве 13-летнего мальчика по имени Андрей Ющинский. Его мертвое тело с многочисленными ножевыми ранениями нашли в пещере на склоне Юрковицы, неподалеку от усадьбы Зайцева. Непредубежденные следователи быстро выяснили: произошла уголовная расправа. После первых допросов стало известно о дружбе несчастного Андрюши с детьми лукьяновских преступников и о том, что во время детской ссоры у мальчишки вырвались неосторожные высказывания («А я всем расскажу, что у вас в доме воровской притон!»). Но внезапно течение следственного дела уклонилось от разумного направления. Обнаружились «свидетели» из среды местной шантрапы, которые указали на причастность к преступлению еврейского обывателя Менахем-Менделя Бейлиса.

Tот был служащим кирпичного завода Зайцева и жил в небольшом домике на территории заводской усадьбы, со стороны Верхне-Юрковской улицы (сейчас ул. Отто Шмидта). Зачем ему было убивать мальчика? Обвинители выдвинули две версии: для того, чтобы воспользоваться христианской кровью для приготовления мацы – ритуальных еврейских хлебцев (ведь приближалась иудейская пасха), или чтобы оросить этой же кровью место сооружения будущей синагоги на улице Кирилловской. Казалось бы, в XX веке подобный нелепый бред может вызвать лишь смех или возмущение. Но случилось иное: по недвусмысленному указанию из Петербурга официальное следствие принялось отрабатывать ритуальную версию, а Бейлис на два года оказался за решеткой. У столичных чиновников правительства были свои соображения – вздымалась очередная революционная волна, и кое-кому показалось заманчивым подстрекнуть население против евреев, чтобы таким образом «выпустить пар» общественного недовольства.

 

Фото 6. Мендель Бейлис

После длительной следственной волокиты осенью 1913 года в Киевском окружном суде (ул. Владимирская, 15) состоялся судебный процесс, на котором лучшие адвокаты страны разбили вдребезги лживое обвинение против Бейлиса. Он был оправдан, хотя настоящие убийцы так и остались ненайденными. Сразу вслед за этим герой процесса на короткое время поселился в одноэтажном деревянном домике по правую сторону от новой богадельни (не сохранился). Здесь Бейлиса искренне приветствовали многочисленные друзья, волновавшиеся за его судьбу, среди них – известные писатели Владимир Короленко и С.Анский (Раппопорт). Вскоре освобожденный узник посчитал лучшим навсегда покинуть пределы Российской империи...

Надо еще добавить, что приговор присяжных оказался половинчатым. Сняв обвинение с Бейлиса, они не согласились с доводами защиты, что убийство вообще не имеет отношение к усадьбе Зайцевых. В их вердикт, с подачи обвинителей, было включено недостоверное и неточно сформулированное указание, что якобы кровавое преступление совершено «в одном из помещений кирпичного завода, принадлежащего еврейской хирургической больнице и находящегося в заведывании купца Марка Ионова Зайцева». Это давало косвенную возможность антисемитам говорить о «доказанности» ритуальной версии убийства.

Фото 7. Синагога в интерьере богадельни Зайцевых. Фото 1910-х гг.

 

Однако, вопреки всем неприятностям, строительство нового здания в филантропическом комплексе отца и сына Зайцевых было завершено, и с 1912 года богадельня и синагога в его стенах начали действовать.

Но затем начались проблемы, связанные с событиями революции и гражданской войны, которые отнюдь не способствовали нормальному развитию благотворительности. После 1918 года заведение фактически осталось без присмотра. Маркус Зайцев бежал в Одессу, откуда вел прямой путь в эмиграцию. Только в 1922-м для зданий, которые уже начали разрушаться, нашлись заботливые хозяева. Местное «Общество представления помощи бедным больным» открыло в корпусе богадельни бесплатную больницу на 24 хирургических и 6 гинекологических коек. Содержание ее приняла на себя благотворительная еврейская организация «Джойнт» (США). Снова несколько сотен тяжко больных ежегодно получали своевременную медпомощь. Однако вскоре советские органы отказались от услуг «Джойнта», а помещения больницы Зайцевых национализировали. В дальнейшем в них устраивали те или иные государственные медицинские учреждения: родильный дом, институт переливания крови, инфекционную больницу...

Синагога, конечно, уже не возобновила деятельность в атеистическом государстве, а с фасадов обоих сооружений исчезли выложенные из кирпича надписи с информацией, на чьи средства они возведены. В 1958 году корпуса были надстроены – каждый на один этаж. Это существенным образом изменило их архитектурные пропорции.

Начиная с 1991 года, оба корпуса находились на реконструкции. И лишь с недавнего времени старая застройка снова используется – теперь уже как помещения фирмы «Фармак». Там, где когда-то была еврейская молельня и обретали приют немощные старцы, сейчас размещаются офисы. В общем-то, после ремонта старинная застройка участка производит вполне приличное впечатление. Жаль только, что никому не пришло в голову восстановить тексты на фасадах, которые увековечили бы имена выдающихся благотворителей – отца и сына Зайцевых.

Фото 8. Старый корпус больницы Зайцевых. Современный вид.

 

Фото 9. Новый корпус больницы Зайцевых. Современный вид.