Адрес: 04071 Украина, Киев, Подол, ул. Щекавицкая, 30/39, оф. 4 E-mail: info@primetour.uaТел. +38 (044) 207-12-44Лицензия туроператора АГ №580812Карта сайта

Скифский курган Могила - Кулян в ковыльной степи в долине р. Молочная. с.Старобогдановка, Запорожская область.
 
+38 (044) 207-12-44
+38 (096) 940-00-00
+38 (099) 550-00-00

Мы поддерживаем
реформы в Украине
и работаем
исключительно через
расчетный счет!
Скифский курган Могила - Кулян в ковыльной степи в долине р. Молочная. с.Старобогдановка, Запорожская область.
Среда, 22 Ноября 2017

Достопримечательности > Из истории Феофании

У Феофании довольно древняя история

Михаил КАЛЬНИЦКИЙ, исследователь киевской старины
Специально для «Первого экскурсионного бюро»

Нынешние киевляне, говоря о Феофании, чаще всего подразумевают обширную местность у юго-западной границы города, где располагаются многие известные объекты. Это и солидные научные институты, и больничный комплекс под эгидой «Дуси» — «Державного управління справами», и гостиница-пансионат Национальной Академии наук Украины. Здесь прекрасный воздух, масса зелени, целебные источники...

Но для историков Феофания — прежде всего название монастырского хутора и расположенного на нем скита. В нынешнее время, после долгого перерыва, там была восстановлена иноческая жизнь, обрели прежнюю красоту старинные храмы. Об этой Феофании мы и поведем речь.

Благодаря разнообразным естественным преимуществам (близость сухопутных и водных трасс, лесные угодья, возможности для сельского хозяйства, рыболовства и т.п.) заселение юго-западной окраины Киева имеет довольно давнюю историю. В этих местах археологи обнаруживали следы неолита, эпохи бронзы, памятники зарубинецкой и трипольской культур, древнерусское городище. Существует предположение, что во времена Киевской Руси на территории Феофании уже действовал монастырь, однако достаточных доказательств в подтверждение этой гипотезы пока не имеется.

Шикарная природа и возможность уединения манят посетителей

Достоверные сведения о землях Феофании восходят к XV столетию. В ту пору здесь было известно урочище Лазаревщина. Историограф Феофании священник Иоанн Троицкий в начале прошлого века отмечал: «Название Лазаревщина, по более достоверному известию, получило это урочище от имени благочестивого старца Лазаря, державшего здесь пасеку. От последнего слова место это в актах названо пасечным». Урочище было частью ровным, частью гористым, местами его прорезали овраги. В документе 1471 года Лазаревщина значилась владением киевского тиуна (распорядителя) Ходыки. В дальнейшем она принадлежала Печерскому монастырю, потом стала собственностью митрополитов Киевских — Петра Могилы и Сильвестра Коссова. Последний подарил ее своему приближенному чиновнику Ширховскому. Отсюда — упоминания об этой местности в XVII-XVIII веках также как о Ширхавщине, Шархавщине, Шахравщине (многозначительная трансформация, заставляющая призадуматься, не был ли чиновник «шахраем», т.е. жуликом?) От Ширховского имение перешло к Софийскому монастырю, а в связи с его ликвидацией в 1776 году поступило в казенное владение. 

Далее, по Ивану Троицкому, «в 1800 г. февраля 12 числа определен был викарием Киевским, епископом Чигиринским, Феофан Шиянов (1800-1807 гг.), — он же был назначен и настоятелем Михайловского монастыря. В том же году епископ Феофан начал дело в Киевской Казенной палате об отводе преосвященному настоятелю Киево-Михайловского монастыря из казенных владений места для загородного архиерейского дома и угодий». Его ходатайство дошло до Правительствующего Сената, который указом от 28 апреля 1802 года предписал отвести настоятелю Михайловского монастыря казенные территории, «между которыми было и избранное преосвященным Феофаном пасечное место, лежащее в урочище Лазаревщине».

Именно после этого оказалось возможным первоначальное устройство будущей Феофаниевской обители. Сразу после решения Сената преосвященный Феофан приступил к строительству на холме в Лазаревщине храма в честь Чуда Архистратига Михаила. Речь идет о предании, согласно которому в IV веке архангел Михаил спас от затопления христианский храм в Малой Азии, одним ударом своего жезла пробив в горе отверстие, куда устремилась вода. При храме был возведен архиерейский дом для летнего пребывания настоятеля. В 1803-м работы были окончены, и в день освящения храма Киевский митрополит Гавриил (Банулеско) особой грамотой благословил называть Лазаревщину Феофанией. Тогда же неподалеку от храма были построены дома для размещения братии и необходимые службы. Для богослужения в церкви из Михайловского монастыря в Феофанию прибыли два иеромонаха, один иеродиакон и три послушника. 

Но вскоре епископа Феофана перевели в Полтаву — и с его отъездом в Феофаниевском храме, по сути, прекратились богослужения. Дошло до того, что в 1808 году в один из праздников, увидев пришедших в пустую церковь богомольцев, бездельники-монахи от стыда убежали в лес! После этого временным священником храма Чуда Архистратига Михаила стал батюшка из соседнего села Пирогова, где как раз тогда сгорела церковь.

Годы шли, религиозная жизнь в Феофании едва тлела. Но все же роскошная природа и выгодная с духовной точки зрения уединенность этого места привлекли внимание очередного настоятеля Михайловского Златоверхого монастыря — преосвященного Иннокентия Борисова (выдающегося богослова и проповедника, ныне причисленного к лику святых).

Он, увлекшись здешними красотами, решил превратить Феофанию в подобие Святой Земли. Всем холмам и долинам, ручьям, прудам и дорогам епископ Иннокентий дал евангельские названия. Так, одна из гор была названа Фавором, другая — Елеоном, один холм носил название Синая, другой — Хорива, один поток назывался Кедрским, другой — Силоамским, одной местности даже дано было название Иосафатовой долины. «Ко всем этим местам, — писал о. Иоанн Троицкий, — в дни епископа Иннокентия были проложены среди леса просеки, а на известных местах устроены беседки, в коих в минуты вдохновения обдумывал и составлял преосвященный свои чудные сочинения и проповеди. Ежегодно, с ранней весны и до поздней осени, до октября месяца, преосвященный Иннокентий проживал в Феофании в небольшом домике, прилегающем к Михайло-Архангельскому храму. В этом домике была особая светелка (мезонин по-современному). Восхитительный вид открывался из этой светелки! Вид этот, лаская взор красотами окружающей природы, бодрил дух и настраивал мысли к Богосозерцанию и Боговосхвалению. Теперь этой светелки нет, потому что весь прежний архиерейский дом понадобилось обратить в более обширный храм. Но название Иннокентием местностей в Феофании Евангельскими именами памятно и доселе инокам».

Всехсвятская церковь и временная колокольня.
Фото 1880-х гг.
Бывший настоятельский дом Часовня у ворот.
Изображение конца XIX в
.


В 1860 году было составлено описание «Киевского повета Хотовской волости, между селениями Пироговым и Хотовом Феофаниевского хутора», где были отмечены «дом для приезда настоятеля деревянный на каменном фундаменте с тремя входными крыльцами, в пяти покоях... при сих покоях церковь во имя Чуда Архистратига Михаила», помещения для служителей и для приездов начальства, службы при них, монастырская пасека с деревянным домом пасечника «от означенных строений в близком расстоянии в полуденную сторону», дома и службы для скотоводов и содержания скота «от пасеки вниз за плотиною». Жилые и хозяйственные здания представляли собой главным образом деревянные одноэтажные сооружения, крытые деревом, камышом или соломой.

В дальнейшем, с 1861-го Феофания начала обретать значительно более упорядоченный и благоустроенный вид. Во главе здешней братии поставили иеромонаха Вонифатия (Виноградского) — почтенного выходца из семьи поселенцев на Херсонщине, в прошлом солдата, участника Отечественной войны 1812 года. Он располагал небольшими сбережениями, которые потратил на обновление и украшение Феофании, не требуя пособий от Михайловского монастыря. На его средства была, в частности, выстроена небольшая гостиница, которая потом использовалась как дом настоятеля (строение сохранилось до нашего времени как жилой дом по ул. Академика Лебедева, 10/14).

В последние десятилетия обитель,
которая казалась уничтоженной и забытой, возродилась

Под руководством о. Вонифатия в 1866–1869 годах в северной части Феофании была воздвигнута новая каменная церковь, на которую поступили пожертвования от состоятельных доброхотов из Киева, Петербурга, Воронежа. Немалую помощь в ее постройке оказал тогдашний настоятель Михайловской обители, видный знаток церковной старины Порфирий (Успенский). Собственно говоря, его можно считать автором проекта храма, план которого был составлен по указаниям преосвященного Порфирия. Храм освятили во имя Всех Святых. Его лицевой, западный фасад был украшен в стиле позднего классицизма.

Вокруг церкви было устроено кладбище для погребения жителей Феофании и старейших монахов Михайловского монастыря. Со временем здесь нашли упокоение выдающиеся строители обители о. Вонифатий и его преемники о. Иринарх и о. Леонид (кладбище было утрачено, но ныне действующий в Феофании монастырь занялся восстановлением отдельных захоронений).

О. Вонифатий принял также меры к благоустройству целебных родников под склонами оврагов вблизи обители. Так, в 1860-х годах он установил первую деревянную часовню над так называемым Живоносным Источником. 

Когда в конце 1871 года о. Вонифатия не стало, преемником, согласно последней просьбе усопшего, стал его ближайший помощник иеросхимонах Иринарх (Дорогавцев).

К этому времени братия Феофании составляла свыше 30 лиц, а летом здесь ежедневно собирались до 500 богомольцев. О. Иринарх продолжил активное строительство на территории обители. В 1885 году в ее центральной части была возведена новая колокольня с нижним кирпичным и верхним деревянным ярусами. При въездных воротах с северной стороны Феофании выросла деревянная часовня с кельей для привратника.

Появились церковно-приходская школа, иконно-книжная лавка, кухня при братской трапезной, баня, новые конюшни и т.п. Кое-что из выстроенного в те годы уцелело — в частности, двухэтажный дом по ул. Академика Лебедева, 25, в котором находились кельи и монашеская хлебня, и еще несколько небольших помещений.

Обитель располагала налаженным хозяйством. В конце XIX века ей принадлежали сад, огород, пасека, скотный двор, 5 лошадей, 13 коров, 5 быков, несколько телят, собственный парк экипажей и телег. 

Немалую роль о. Иринарх сыграл в дальнейшем благоустройстве святых источников и проведении водопровода для надобностей Феофании. Он возвел над Животворным Источником новую двухъярусную часовню, а выше по склону были открыты еще два источника. Один из них наименовали в честь Св. Великомученика Пантелеймона, второй — в честь Святителя Тихона Задонского. Из подземных источников поступала и вода для водопровода. По преданию, о. Иринарху открылось во сне место мощного родника. Непосредственно над ним в 1886 году была выстроена каменная часовня, где установили большой медный бак для сбора воды. Но в июле 1899 года о. Иринарх обратился к настоятелю Михайловского монастыря епископу Сергию с рапортом: «Имея давнешнее сердечное желание при помощи Божией соорудить во вверенной мне обители хотя малый храм в честь Божией Матери, посему имею честь смиреннейше просит Вашего Архипастырского благословения и ходатайства в разрешении обратить в храм имеющуюся над Большим источником каменную каплицу и пристроить к ней каменный алтарь; причем смиреннейше прошу благословения наименовать храм и престол в честь и славу Владимирской Божией Матери». Эта просьба была удовлетворенно. В течение 1899–1900 годов по проекту епархиального архитектора Евгения Ермакова была произведена реконструкция часовни в новую церковь.

Панорама Феофаниевского скита.
Слева – церковь Иконы Божией Матери Владимирской, справа - колокольня
Гостиница монастыря Руины собора. Фото 1970-х гг.


Согласно определению Святейшего Синода, в июле 1901 года Феофания получила более определенный статус: «Существующее близ Киева иноческое общежитие «Феофанию» обратить в общежительный мужской скит с припиской оного к Киево-Михайловскому Златоверхому монастырю». С этих пор обитель получила собственный бюджет, собственные источники прибылей. Но настоятель Михайловского монастыря вместе с тем был настоятелем скита и продолжал использовать его как дачу, его согласование было обязательным для проведения любых мероприятий скита. Руководитель Феофаниевской обители официально именовался «строителем». По состоянию на 1901 год, здесь жили 1 иеросхиигумен, 1 иеросхимонах, 6 иеромонахов, 5 иеродиаконов, 9 монахов и около 70 послушников. В распоряжении обители была территории площадью в 131 десятину 701 кв. саженей (свыше 140 га), основная часть которой была занята лесом.

Почтенный о. Иринарх в 1903 году удалился на покой (спустя два года он умер), а его преемником стал о. Леонид (Яроцкий). В том же году обитель торжественно отметила свое 100-летие. В честь знаменательной даты год спустя было предложено выстроить в Феофании величественный соборный храм. Вопрос об этом возник прежде всего потому, что многочисленные богомольцы иногда не могли разместиться во всех небольших церквях обители.

Феофания врнула себе славу
одной из самых значимых окольных киевских святынь

Община понимала: столь значительное строительство потребует огромных затрат. Поэтому в соответствующем обращении к Киевской духовной консистории подчеркивалось, что «так как наличной церковно-экономической суммы, подлежащей расходованию на постройку храма, далеко не достаточно, то постройку храма предположено провести не вдруг, а в течение нескольких лет, по мере накопления наличных сумм». Проект соборного храма, составленный по заказу скита епархиальным архитектором Ермаковым, был официально согласован в декабре 1904 года. Автор проекта — гражданский инженер Евгений Федорович Ермаков — имел богатый опыт в сакральном строительстве: в Киеве он возводил, в частности, Макарьевскую и Приорско-Покровскую церкви, Благовещенскую митрополичью церковь и часовню у колодцев в Лавре, Варваринские кельи и корпуса гостиницы Михайловского Златоверхого монастыря, здание Религиозно-Просветительского общества (Большая Житомирская, 9) с домовой церковью и многое другое.

Главный престол собора (который должен был заменить собою старейшую церковь обители) сперва предлагали наименовать в честь Чуда Архистратига Михаила, а два придела назвать во имя Св. Великомученика и Целителя Пантелеймона и Св. Преподобного Сергия Радонежского Чудотворца. Но братия скита приняла во внимание, что в день Св. Пантелеймона — 27 июля ст.ст. — собирается намного больше богомольцев, нежели в праздник Чуда Архистратига Михаила (6 сентября ст.ст.). Учитывая это, в сентябре 1912 года было решено наименовать собор Пантелеймоновським. А старинный храм Чуда Святого Михаила остался на прежнем месте, рядом с собором.

Освящение Пантелеймоновского собора в Феофании состоялось 1 июля 1914 года. Он стал крупнейшим и самым величественным православным храмом киевских окраин. Высота его составила около 50 м без учета центрального креста. Проектная длина — 38 м, ширина — 36 м (с учетом крытых галерей, окружающих здание с трех сторон). Завершениями собора стали массивный центральный купол и четыре угловых шатровых главки. В декоративном оформлении фасадов были применены элементы так называемого «русского стиля» (шатры, кокошники и т.п.) в сочетании с мотивами модерна. В конструкциях собора наряду с кирпичом активно использован железобетон.

Видную роль в организации строительства грандиозного храма сыграл о. Софроний (Гаркуша), с 1905 года исполнявший обязанности строителя скита. Его заслугой можно также считать появление в обители новой капитальной гостиницы для паломников («странноприимного дома»). Двухэтажный на цокольном этаже кирпичный корпус гостиницы был выстроен по проекту того же Евгения Ермакова в 1908–1909 годах (нынешний адрес — ул. Академика Лебедева, 19). Сверх этого, в обители появилось еще нескольких жилых и хозяйственных строений.

Таким образом, в предреволюционный период застройка Феофаниевского скита представляла собой уже целый городок, состоящий из нескольких групп строений. На 1912 год в обители пребывали 9 иеромонахов, 5 иеродиаконов, 23 монаха, 94 послушника.

В период 1-й мировой войны, в феврале 1915 года, Святейший Синод постановил преобразовать скит, приписанный к Михайловской Златоверхой обители, в самостоятельный мужской Феофаниевский Пантелеймоновский монастырь. Его первым настоятелем назначили о. Софрония. Новый монастырь играл немалую роль в жизни населения окрестных сел и хуторов. В обители работали собственные портные, сапожники, маляры, плотники, кузнецы. Монастырский сад приносил богатые урожаи фруктов на продажу. Рассматривался вопрос о сооружении лесопильни. Обитель проводила посильные благотворительные акции: в гостинице отпускались бесплатные обеды для богомольцев; монастырская аптека снабжала местное население лекарствами; небольшая школа при монастыре обучала 20–25 мальчиков. В связи с военными действиями настоятельский дом был превращен в воинский госпиталь. 

Вплоть до 1917 года продолжалось благоустройство соборного храма, в котором велись росписи интерьеров. Но художественные работы не удалось завершить вследствие начала революционных событий. Эти события вписали немало печальных страниц в историю религии и монашества. Рассказывают, что иноки-художники, расписывавшие своды собора, приняли мученическую смерть: они отказались прервать свое послушание и прекратить работу, как того требовали ворвавшиеся в храм повстанцы.

После установления в Украине советской власти монастырское имущество, согласно декрету правительства УССР об отделении церкви от государства и школы от церкви (1919), перешло в государственную собственность. В 1920 году еще поступил на регистрацию устав религиозной общины в Феофании, но уже в 1921-м на территории обители была зарегистрирована сельскохозяйственная артель «Земледелие». В 1925 году хутор Феофания перешел в распоряжение Губернской комиссии помощи детям. Здесь сформировали детскую сельскохозяйственную колонию, а также разместили хозяйство рабочей кооперации — скотный двор и птицеферму. Вместе с тем, некоторое время четыре церкви бывшей Феофаниевской обители продолжали действовать. На 1 января 1929 года в Феофании еще проживали 69 монахов и 22 монахини.

Однако в августе 1930-го Киевская окружная администрация сообщила в НКВД: «На території кол. монастиря хут. Феофанія знаходиться зараз 4 церкви, з яких три домових і одна спеціяльна, і невідомо через що ні одна з цих церков не закрита… Ченці та особи, що відвідують церкви, наумисне ходять по території господарства, чим заважають роботі Соробкоопу, особливо зараз, коли на території господарства помітна епідемія птахівничої чуми. Крім того, немає жодної гарантії, що з боку ченців та осіб, що відвідують церкви, не може бути будь-якого шкідництва щодо ведення Соробкоопом свого господарства та розплоду курчат. Згадані церкви Соробкооп має пристосувати для поширення свого господарства та влаштування нових інкубаторів. На думку Окрадмінвідділу, клопотання Соробкоопу щодо закриття 4-х церквів потрібно задовольнити». Органы внутренних дел отнеслись со всей серьезностью к этому вздорному обвинению монахов во вредительстве на птицеферме. В сентябре 1930 года соответствующее постановление утвердил своим протоколом Всеукраинский ЦИК в Харькове. «Классово чуждый элемент» выдворили из Феофании, религиозная община распалась...

В дальнейшем начался период физического уничтожения как церквей, так и церковных служителей. Погибли храмы Чуда Архистратига Михаила, Иконы Божией Матери Владимирской. То, что не успели разрушить воинствующие атеисты, попало под удар в 1941 году, в дни обороны Киева. В те дни на завершениях Пантелеймоновского собора были устроены огневые точки, и на храм обрушили шквал минометного огня. От него остались одни стены. Пожар повредил и бывшую гостиницу.

После освобождения Киева от нацистов, с 1944-го, территория Феофании принадлежала Академии наук УССР. При этом новые пользователи мало заботились о сохранении старинных святынь. В частности, научные учреждения долгое время пользовались руинами Пантелеймоновского собора как лабораторным помещением. Бывшая церковь Всех Святых была передана Институту механики АН УССР (в 1970-е годы к ней пристроили новые производственные помещения, при этом архитектурное оформление изуродовано, интерьеры утрачены).

Корпус бывшей гостиницы отстроили, заменив перекрытия на железобетонные. С этим зданием связаны едва ли не самые яркие события в советской истории Феофании. В конце 1940-х и в 1950-х годах его использовал Институт электротехники. Именно здесь под руководством директора института, академика АН УССР Сергея Алексеевича Лебедева была устроена исследовательская лаборатория по созданию первой в СССР и в континентальной Европе цифровой вычислительной машины (ЦВМ). В 1950–1951 годах в этом помещении начала действовать «МЭСМ» («малая электронно-счетная машина»). Таким образом, в Феофании шесть десятилетий назад началась отечественная компьютерная эра! Очевидцы вспоминали о том, что условия работы с вычислительной техникой были тогда очень тяжелыми — главным образом, из-за страшной жары: все оборудование работало на радиолампах, которые сильно нагревались.

До 1958-го в здании гостиницы действовал вычислительный центр АН УССР. Потом помещение передали академической типографии, для потребностей которой с северной стороны пристроили наборный цех, с южной стороны — котельную с дымовой трубой.

На территории пасеки бывшей обители в конце 1960-х годов был сооружен в упрощенных архитектурных формах крупный комплекс академической гостиницы-пансионата (архитектор Николай Король). Впрочем, благодаря расположению в низине он не оказывает отрицательного влияния на окружающий ландшафт.

...В последние десятилетия старинная обитель, казавшаяся уже уничтоженной и забытой, все же возродилась. В мае 1990 года руины собора были возвращены Церкви. Архитекторы Яков Дихтярь и Юрий Лосицкий подготовили проект реставрации храма. Чтобы восстановить разрушенные фрагменты стен собора, к слову, требовались старинные кирпичи, для получения которых пришлось разобрать уцелевший нижний ярус колокольни. 

В 1993 году решением Синода Украинской Православной Церкви почти отстроенный соборный храм и окружающие угодья и строения были переданы Покровскому женскому монастырю, организовавшему здесь скит во имя Св. Пантелеймона. В 1998-м собор впервые был освящен архиерейским чином. Значительную роль в его восстановлении сыграл руководивший работами настоятель храма, архимандрит Серафим (Демьянов). Здесь был сооружен трехъярусный иконостас высотой 14 м. Ныне ведется художественное оформление интерьеров.

Население скита на 1996 год составляло 30 монахинь. С 2002-го обитель действует как самостоятельный Свято-Пантелеймоновский монастырь в Феофании. Ныне здесь живет свыше 70 сестер. В качестве келий используется дом бывшей гостиницы. В состав монастыря вернули церковь Всех Святых, которую в 2006 году реконструировали, увенчав луковичной главой и шатровой колокольней.

На месте утраченного храма Иконы Божией Матери Владимирской установлен большой деревянный крест с памятной надписью.

Ведется активное новое строительство. В последние годы на территории обители вырос крупный комплекс, включающий трапезную, кельи, новый храм Чуда Архистратига Михаила и колокольню.

Возрождены также святые источники. Места родников в склоне оврага благоустроены и отмечены крестами. Устроена целебная купальня «Слеза Богородицы».

В настоящее время Феофания вернула себе славу одной из самых значительных святынь киевских окраин. Сюда прибывают многочисленные паломники и экскурсанты, чтобы приобщиться к высоким духовным традициям, заложенным более двух веков тому назад, увидеть возрожденные памятники церковной архитектуры в живописном природном окружении.

Май 2010

 

Первое экскурсионное бюро приглашает на экскурсию "Чудеса Феофании".