Адрес: 04071 Украина, Киев, Подол, ул. Щекавицкая, 30/39, оф. 4 E-mail: info@primetour.uaТел. +38 (044) 207-12-44Лицензия туроператора АГ №580812Карта сайта

Цветет альбицция шолковая. Евпатория, АР Крым
 
+38 (044) 207-12-44
+38 (096) 940-00-00
+38 (099) 550-00-00

Мы поддерживаем
реформы в Украине
и работаем
исключительно через
расчетный счет!
Цветет альбицция шолковая. Евпатория, АР Крым
Суббота, 21 Октября 2017

Достопримечательности > Киевские похождения бравого солдата Гашека

Ярослав Гашек

Виктор КИРКЕВИЧ,
заслуженный деятель культуры Украины.

Специально для «Первого экскурсионного бюро»

Уже давно сложилось мнение, что в нашем городе чаще всего рождаются поэты и литературные герои. Когда спрашиваешь, кто родился в Киеве, то, понятно, начинают вспоминать с Булгакова, забывая о том, что у нас из-под пера знаменитого писателя Ярослава Гашека появился самый популярный литературный герой ХХ века. Да, да, именно БРАВЫЙ СОЛДАТ ШВЕЙК!

Когда 30 апреля 1883 г. в темной квартире старого дома №1325 по Школьской улице в Праге в семье преподавателя гимназии Йожефа Гашека родился сын Ярослав, никто не мог предугадать, что он прославит Киев как юмористическую столицу. Нет, не обольщайтесь, не Одесса − столица юмора. Для того чтобы писать смешно, одесситу нужно покинуть родной город. То же пришлось сделать и Ярославу Гашеку, а почему он очутился в Киеве − то тут превратности судьбы.

История – не просто область преданий и фактов, оставшихся в памяти человечества. Она сурово и непреклонно вторгается в человеческую жизнь, ломает судьбы людей, ставит под угрозу их существование по поводу и без повода, то есть везде господствует Его Величество Случай. 28 июня 1914 года в городе Сараево, в Боснии, сербским студентом был убит наследник австрийского престола эрцгерцог Фердинанд. Австро-Венгрия и Германия объявили маленькой Сербии войну. В защиту ее выступили Франция, Британия, Россия… Так началась Первая мировая.

В Чехии, которая входила в состав «лоскутной» Австро-Венгерской империи, было объявлено военное положение, политическая жизнь в Праге замерла, в каждом недовольном видели паникера, дезертира, шпиона…

Самый большой лагерь военнопленных славян был в Дарнице

Без своих остроумных фельетонов, высмеивающих власть, журналист Гашек не мог существовать. Но австрийская цензура следила за ним особо пристально. Только одно спасало талантливого литератора − пиво. Есть мнение, что он питался только этим продуктом и больше нигде не обитал,.. кроме пивных, где черпал темы для своих произведений, выискивал персонажи. Там и описывал их. Причем это один из немногих примеров в мировой литературе, когда автор создавал творения сразу, без исправлений и редактирования. Причем, на отлично!

Если пиво приносили быстро и у пана Ярослава были денежки, то фельетон получался коротким, а в других случаях, в ожидании знакомых завсегдатаев, имеющих возможность заплатить за бедного журналиста, произведение получалось более длинным, но без ущерба для стиля и содержания. Гашековское восприятие жизни не признавало никаких границ, писатель упивался своей фантазией, рисуя вымышленные, но такие жизненные ситуации, что… Но пора вернуться в Киев.

Приведу первый известный случай, когда Ярослав Гашек сообщил, что он киевлянин. Не признающий условностей шебушной писатель обожал провоцировать бюрократию, особенно полицейскую. Даже тревожная военная обстановка не могла усмирить его темперамент, утихомирить его. А было чего остерегаться, ведь в то время российские войска наступали, были уже в Галиции. Сидя, как всегда, в пивнушке, в веселой компании друзей-собутыльников, Гашек встрял в спор: правда ли, что ночной привратник в трактире Валеша по улице Каролины Светлой − «стукач». Бравый журналист, поспорив на дюжину пива, решил это незамедлительно выяснить. Он поселяется в трактире и делает запись в книге постояльцев: «Ярослав Гашек, купец, родился в Киеве, приехал из Москвы». В ту же ночь его разбудили, арестовали и препроводили в полицейский участок. В разговоре со взбешенным следователем писатель обосновал эту запись тем, что хотел проверить бдительность пражской полиции. За такую шутку ему дали пять суток в тюремной камере.

В доме на Владимирской, 36 три года жил создатель бравого солдата Швейка Ярослав Гашек. Тогда здесь была гостиница «Прага»

Вскоре дела Австрии пошли так плохо, что она вспомнила и о Гашеке, который, несмотря на дурачества на призывном пункте и попытки «косить под психа», был признан годным к строевой службе и отправлен на фронт. Анархисту и антимилитаристу пришлось несладко, и Гашек, не переносящий армию, приказы, дисциплину, трезвость, мечтал о плене. Но никто его в него не брал. Пришлось самому переходить линию фронта и сдаваться. Что с ним и произошло 24 сентября 1915 года.

Мало кто сейчас знает, что самый большой лагерь военнопленных славян был в Дарнице, которая давно уже в городской черте Киева. Тогда это была Черниговская губерния, дачное поселение, имеющее железнодорожную станцию. На дореволюционных открытках писали: «Дарница. Близ Киева дачи». Весной 1916 года в этот лагерь попал и наш герой. Когда с лучами весеннего солнца в лагере появились прилично одетые солдаты в непонятной форме, как выяснилось, чехи, это вызвало неприкрытый энтузиазм военнопленных. Это были представители Чешской дружины, проводившей среди пленных набор в российскую армию. Ярослав сразу же записался, и его назначили писарем в 1-й полк имени Яна Гуса.

Ему жилось там неплохо, − спал он на застекленной веранде канцелярии батальона и агитировал своих товарищей воевать против Австро-Венгрии. Так постепенно менялось мнение о нем – озорном анархисте и нигилисте. Человек богемы стал политическим деятелем. 10 июля 1916 года на страницах газеты «Чехослован», регулярно выходившей в Киеве, мы встречаем имя Гашека. Наивно и доверчиво пропагандирует Гашек лозунги, распространенные в Киевском чешском землячестве. Подавив в себе анархический скепсис и критический журналистский инстинкт, он переходит на чуждую ему патетику и риторику.

Редактор «Чехослована» А. В. Швиговский, увидев способности Гашека, включает его в состав редакции ведущим журналистом, а его фельетоны подняли значение и тираж киевской газеты. Редакция располагалась по адресу ул. Владимирская, №36, в отеле «Прага», который являлся собственностью русского чеха В. Вондрака. Неприхотливый вольноопределяющий Ярослав ночевал на диване в приемной редакции, подкладывая подшивку газет под голову и укрываясь шинелью. Весь день проходил среди земляков: в лагере, в казарме, в пивнушке. Везде, где бывал Гашек, раздавался смех и было невероятно шумно. Пил он много, в основном пиво (какой же чех без этого национального напитка?), часто терял трезвость. Водке предпочитал вино, пусть даже самое скверное. Причем, как и в Праге, писал в перерывах между глотками пенного напитка − и всегда начисто.

Любимым кафе журналиста было «У чешской короны» (ул. Б. Хмельницкого, 19), что напротив театра. И если в постоянных местах к нему привыкли, то в претендующих на шикарность возникали эксцессы. Так, в элитном кафе «Самадени» 20 января 1917 года Гашек вместе с шурином порядком кутнул. Ярослав, быстро захмелев, начал шуметь. Шурину Славе Майеру, офицеру российской армии, какой-то присутствующий генерал приказал «военного» Гашека призвать к порядку и вывести вон. Гашек заартачился и был тут же арестован.

На следующем аресте остановимся подробнее. Инцидент произошел на улице Ярославов Вал, 1, в кафе «У Золотых ворот». Это заведение находилось возле редакции, там Гашека знали, поэтому привыкли. 24 февраля 1917 г. Гашек зашел в кафе вместе с бывшим сербским офицером Талавани. Не спрашивая разрешения у сидевшего за столом прапорщика, солдат Гашек плюхнулся на стул. Офицер вполне мирно спросил, почему господин вольноопределяющий сел, не получив на то разрешения. Гашек таким проявлением субординации счел себя оскорбленным. И тут, как и в случае с генералом, отказался выйти. При этом нагло заявил: «А знает ли господин прапорщик, кто такой Ян Жижка из Троцнова?» И при попытке офицера обнажить саблю Гашек разбил ему голову бутылкой.

Прапорщика отвезли в госпиталь, а писателя − в гарнизонную тюрьму в Борисполе. Там, без пива и собеседников, появилась возможность написать длинное произведение. Редакция не могла обойтись без Ярослава, поэтому интенсивно хлопотала о его освобождении. Гашек вышел через 11 дней с пачкой мелко исписанной бумаги. Так была написана повесть «Бравый солдат Швейк в плену». И спустя несколько дней она выходит отдельной книжкой в типографии «Чехослована», расположенной там же − в районе Ярославова Вала. Сохранилось всего несколько экземпляров этого издания. Один находится в Харькове и был переиздан 20 лет тому назад. Повесть значительно меньше и слабее романа, не дописанного из-за ранней смерти писателя 3 января 1923 года.

После издания повести писатель становится редактором «Чехослована», но свой образ жизни не меняет: пивные, митинги, диван редакции… Радость народа от свержения монархии он показывает в статье «Темная сила», где разоблачает могущество Распутина при дворе. Выступает на митинге рабочих, собравшихся на Бибиковском бульваре 8 апреля; в Торговом училище 17 марта пытается наметить перспективы развития Чешского легиона. Его позицию разделяли далеко не все. Вскоре в газету ворвалась группа солдат во главе с капитаном Р. Гайдой (об этом авантюристе стоит рассказать отдельно). Дело дошло до рукоприкладства, и журналист вынужден был на время распрощаться с изданием.

Любимые кафе Ярослава Гашека: "У чешской короны" (слева) и "У Золотых ворот" (справа)

Ярослав Гашек − вновь рядовой 1-го полка имени Яна Гуса, участвует в сражении под Зборовом, где слабо вооруженные чешские легионеры разбивают превосходящие по численности немецко-австрийские войска. Ярослав награжден Георгиевским крестом, его избирают в полковой, а затем и в бригадный комитет. 15 ноября 1917 года журналист возвращается в «Чехослован», пересматривает свой анархистский нигилизм и склоняется к программе большевиков. Как патриот, он видит государственную самостоятельность своего народа связанной с судьбой российской революции. Он вступает в полемику с авторитетным чешским лидером Томашем Масариком. Вскоре Гашек понимает, что оказался в меньшинстве, он оставляет журналистскую работу и в конце февраля 1918 года покидает Киев.

О его дальнейшей судьбе, члена РКП(б), работника политотдела Реввоенсовета, помощника коменданта Бугульмы и даже двоеженца написано немало, даже снят художественный фильм. Но для нас − киевлян − это все не имеет особого значения. Для нас важно, что популярный литературный герой − бравый солдат Швейк − родом из нашего города!

Октябрь 2008.