Адрес: 04071 Украина, Киев, Подол, ул. Щекавицкая, 30/39, оф. 4 E-mail: info@primetour.uaТел. +38 (044) 207-12-44Лицензия туроператора АГ №580812Карта сайта

Подгорцы, замок 18 в, Львовская область
 
+38 (044) 207-12-44
+38 (096) 940-00-00
+38 (099) 550-00-00

Мы поддерживаем
реформы в Украине
и работаем
исключительно через
расчетный счет!
Подгорцы, замок 18 в, Львовская область
Четверг, 30 Марта 2017

Достопримечательности > Начало аптекарского дела в Киеве

Аптекарь за работой

Евгений СКИБИН, гид-переводчик
Специально для «Первого экскурсионного бюро»

В древности лекарственные средства готовились непосредственно теми, кто занимался здоровьем больных: знахарями, шаманами, колдунами, волхвами, гадалками. Лишь впоследствии произошло отделение и обретение самостоятельности аптек. Опыт наблюдения за больными, данные о лечении травами, лекарственными веществами природного происхождения передавались из поколения в поколение еще со времен Киевской Руси. В древние времена на «торжищах» в «зеленых рядах» знахари продавали лекарственные травы, настойки, амулеты, оказывали медицинскую помощь, давали советы и... предсказывали будущее.

Широко были известны порошки — «порохи», мази — «масти», «баловни», настои и отвары — «питье», «зелье». Знахари готовили «горошки» — таблетки, которые нужно было класть под язык, назначали ванны из лекарственных трав. Лекарственные препараты хранили в специальных погребах, которые считаются прообразом аптек. Однако аптек в современном понимании этого слова в Киевской Руси не было.

Из летописей, содержащих сведения о состоянии медицины и фармацевтики в киевской Руси известно, что в народной медицине и практике профессиональных врачей княжеских времён использовались целебные свойства таких растений как полынь, ревень, бодяга, крапива, кора ясеня, подорожник, чемерица.

Иногда, «с грехом пополам» использовали и совсем экзотические компоненты: от паука-крестовика, каракурта, скорпиона... — до чёрного таракана и гадюки обыкновенной... Их, кстати, используют и некоторые современные врачи-гомеопаты.

У постели больного Эпидемия чумы


Первопроходцы врачебного дела среди наших древних славянских предков и их наследников — врачей Киевской Руси — вобрали почти весь мировой опыт исцеления недугов и добавили своё. Ведь украинским алхимикам (так, кстати, называли в средневековье и философов, и химиков) принадлежала пальма первенства в применении в медицинских целях поташа и пепла. Древние украинские (или, как говорили в то время — русские) врачи пеплом исцеляли старые раны и ожоги.

Распространялась народная медицина, но её знаний было явно недостаточно, чтобы противостоять инфекционным заболеваниям того времени, морам, от которых гибли тысячи людей. Поэтому в больших городах открывались официальные публичные аптеки общего пользования. Для приготовления лекарств использовали примитивные принадлежности и посуду: оловянные кувшины, котлы для плавления воска, медные ступки, сковородки, шпатели и т.д. Аптекари изготавливали также торты, ликёр. Аптека того времени больше напоминала кондитерскую, чем медицинское учреждение. Таким образом, аптечное дело в начале XVIII в. носило полукустарный характер, но постепенно в XVIII-XIX веках аптечная сеть стала приобретать частнособственнические черты.

Одна из аптек древнего Киева

О существовании аптекарского ремесла в Киеве вплоть до начала XVIII в. ничего не известно. Первая аптека в Киеве открылась в 1709 г. на Печерске. Руководил ею провизор И.В. Чкалов. К тому времени государство контролировало работу аптек и давало им привилегии по сравнению с другими торговыми предприятиями.

Никто не имел права открыть аптеку в городе или районе без согласия хозяина, который сделал это первым. Фармацевтов освобождали от военной службы, именовали почётными гражданами. В аптеках оказывали не только медицинскую помощь, к середине XIX в. они были и химическими лабораториями. Наряду с частными аптеками были и государственные.

В феврале 1715 г. с разрешения императора Петра I в Киеве открылась государственная аптека, а также аптечный магазин, который обеспечивал медикаментами воинские части, госпитали, а позже — чиновников Киевской губернской канцелярии, гражданское население. Заведовал магазином провизор Бирмен, а затем Иван Вендель.

В конце XVIII — начале XIX в. аптеки развивались как торговые предприятия со специальными производственными помещениями, где изготавливали лекарства, ветеринарные препараты, косметические средства.

Герб династии аптекарей Бенге
Родовое гнездо Бунге

Оборудование аптек было разнообразным, в зависимости от благосостояния владельца. Каждый провизор старался как можно лучше оформить торговый зал, чтобы привлечь больше покупателей. Работа аптек строго контролировалась властью. Например, запрещалось врачам и аптекарям выполнять профессиональные обязанности без наличия университетских дипломов.

Раз в год в каждой аптеке проводилась ревизия. В случае выявления нарушений на владельца налагался штраф. Запрещалось также открывать в городах много аптек во избежание конкуренции. Особое внимание уделялось качеству изготавливаемых лекарств. Впервые, чтобы получить разрешение открыть аптеку, необходимо было пройти экзамен, который принимала компетентная комиссия.

В первые десятилетия XVIII-го века частная аптека для «широкого круга потребителей» была явлением достаточно непривычным. Первая аптека в «государстве Московском» служила для удовлетворения потребностей «царскаго двора Иоанна Грознаго», впоследствии появилось несколько казённых аптек. Петр Первый в 1701-м году выдал разрешение на учреждение 8-и частных аптек «на Москве».

В августе 1721 года было разрешено обустройство «вольных аптек в Санктъ-Петербурге». И удивительно быстро для неповоротливой российской государственной системы, всего за семь лет, первая свободная аптека открылась в Киеве.

В 1728 году Российский император Пётр II даровал право на открытие партикулярной (т.е. частной) фармации немецкому колонисту Иоганну Гейтеру. Этого человека для налаживания аптечного дела в России приглашал ещё Пётр I. До тех пор в нашем городе действовало одно заведение при госпитале, который обслуживал только военных. Аптека Гейтера оставалась единственной частной аптекой в Киеве до 1770-х годов. Новое дело оказалось весьма прибыльным. Киевляне, которые обращались за лекарствами в подольскую аптеку, на протяжении всего её существования были в надёжных руках. Иоганн Гейтер, по свидетельству М. Закревского («Описание Киева», 1868) учился аптекарскому делу в Москве. На Украине находился на военной службе.

Я. Гуннингер, который женился на вдове И. Гейтера — Анне и получил за женой аптеку в «приданое», был не только аптекарем, но и военным врачом. Георг-Фридрих Бунге (тоже этнический немец), следующий «магистр фармации», которого та же Анна Гуннингер пригласила руководить аптекой, когда и второй её муж оставил этот мир, учился фармацевтике в течение семи лет в Тильзите, у привилегированного аптекаря и получил от своего наставника «весьма лестную аттестацию, свидетельствующую о большой добросовестности, трудолюбии и основательныхъ познанияхъ».

В интерьере музея

Впоследствии в 1751 году Георг Бунге женился на дочери владелицы аптеки Екатерине и получил аптеку в своё подчинение как приданое жены. Немец был образованным учёным того времени. Он как и многие его земляки примерно в 1749 году оказался, ища лучшую судьбу, в России, а в 1750-м попал в Киев. Он своей неординарностью привлекал внимание современников. Один из них дал ему такую характеристику: «Кроме ботаники, химии и фармакологии он занимался ещё электричеством, изготовлением барометров и термометров, токарным искусством, а также делал оттиски медалей. Его комната была украшена портретами древних мудрецов, а также двумя прекрасным перспективными китайскими картинами на бумаге, которые он получил в наследство от одного настоятеля базилианского ордена, бывшего в Китае».

В 1779 году при утверждении в звании привилегированного аптекаря в Киеве Г. Бунге принял российское подданство. 10 октября 1791-го он и его родственники на основании представленных документов были по определению депутатского собрания внесены в дворянскую родословную книгу Киевской губернии.

Основатель киевской ветви старинного рода лифляндских (шведских) аристократов Георг-Фридрих Бунге имел незаурядные способности к естественным наукам и тягу к предпринимательству. Он установил деловые отношения с поставщиками и потребителями по всему миру. Оборудовал аптеку по последнему слову тогдашней профессиональной техники.

«Основательныя познания» — фундаментальные теоретические знания и профессиональные навыки были необходимы Георгу-Фридриху не только для того, чтобы производить лекарства по рецептам. Часто тогдашним аптекарям приходилось и непосредственно добывать вещества, или получать соединения, входившие в состав порошков, капель, микстур и минеральных вод. Хотя во второй половине 18-го века химия уже начала выделяться в самостоятельное научное направление, существующий независимо от «прикладных нужд», в Германии, Франции и России знания по химии оставались монополией врачей и аптекарей.

Аптеки были также и химическими лабораториями, и «учебными заведениями», где будущие специалисты приобретали опыт. Ещё довольно долго слово «аптекарь» было синонимом слова «химик». И наконец, и доныне сохранилась профессия химика-аналитика, специалиста по технологии изготовления лекарств и контроля поступающих к потребителям через аптечную сеть препаратов, на соответствие их компонентов определённым показателям.

Георг-Фридрих Бунге имел большую семью: 8 сыновей и 4 дочери. Два его сына Кристиан первый и Готлиб — умерли в раннем детстве, остальные продолжили дело отца. По его завещанию, аптека перешла в собственность сына Иоганна-Фридриха и Андрея, которые, выполняя отцовскую волю, должны были позаботиться о младших братьях — Кристиане, Кристофоре и Якове. Георг Бунге-младший имел уже собственную аптеку и твёрдо стоял на ногах, а Яков получил свою часть денег, стал военным и переселился в Крым. Иоганн вскоре основал новую аптеку, а папина досталась Андрею.

Иоганна-Фридриха назвали в честь деда, основателя первой частной киевской аптеки Иоганна Гейтера. В его аптекарской лавке, кроме лекарств, были ещё многие другие товары: ароматические вещества, целебные вина, лекарственные травы, специи. Эта аптека более 100 лет прослужила киевлянам, но до сегодняшнего дня не сохранилась. Иоганн-Фридрих был человеком образованным и посвящал себя научным исследованиям. В 1804 году Санкт-Петербургская Академия наук «властью ей данной определивъ приобщить к себе по ученому сношению почтеннейшаго мужа Ивана-Фридриха Бунге за его непрерывное к наукам прилежание» избрала его в члены-корреспонденты.

Ещё одну аптеку, тоже разрушенную после революции, удерживал другой сын Бунге — Григорий. Называлась она аптекой Киевского приказа общественного призрения. Григорий Бунге был провизором санкт-петербургской аптеки, имел оттуда похвальную оценку за выполнение обязанностей «с особым усердием и прилежание».

Добрую память оставил о себе Андрей Бунге. Он держал на Подоле аптеку отца, основал на Куренёвке ботанический огород, который обеспечивал лекарственными растениями весь город и пол Украины. Именно Андрей Бунге впервые изучил уникальные свойства мало известной к тому времени вайды Isatis tinctoria L. Позже он основал в Киеве вайдовый завод, где изготовляли знаменитые синие красители для шерстяных тканей, конкурировать с которыми не могли никакие другие, что выпускались в мире. За это изобретение аптекарь Андрей Бунге получил личную благодарность от императора Александра I.

Сначала Андрей Бунге, которому тяжело было совмещать много занятий, для содержания аптеки пригласил в качестве помощника и компаньона харьковского фармацевта Ивана Тецнера, которому поручил «рецептурную часть и лабораторию со всеми материалами и медикаментами, в рецептуру принадлежащими». Внучка Георга Бунге вышла замуж за Тецнера, получившего приличное химическое образование и учившегося фармации в Лейпциге. Со временем, с разрешения Киевской Медицинской управы, Иван Тецнер стал компаньоном Андрея. Через некоторое время заведение полностью перешло в собственность И. Тецнера. После его смерти аптека меняет нескольких владельцев, пока в 1839 году не прекращает своего существования.

Андрей Бунге прожил всего 48 лет, передав свои ботанические достояния сыну Александру, который стал одним из основателей систематики растений, профессором Дерптского университета и директором ботанического сада этого университета. В его честь названо несколько видов растений. Один из сыновей Александра Бунге известен как автор учебников по физиологической химии. Он родился и учился в Дерпте, там получил степень кандидата химии, степень доктора медицины получил в Лейпциге, а звание почётного доктора медицины — в университете Святого Владимира в Киеве, где и был избран профессором физиологической химии. Сыновья Александра Андреевича Бунге — Бенвенуто и Александр также были докторами медицины.

Известный киевский эпидемиолог первой половины XIX века Кристиан Бунге, один из младших сыновей киевского аптекаря Георга-Фридриха Бунге, родился в 1776 году. Получил медицинское образование в Санкт-Петербурге, затем обучался в немецком городе Йене, где получил степень доктора медицины за работу «О эпидемических болезнях в Киеве», и собственно Киеву он отдал своё сердце. Был штаб-врачом Киево-Могилянской академии, впоследствии штабным врачом, отличился во время Отечественной войны 1812 года, за что был награждён медалью: «За беcпорочную 30-летнюю службу штаб-лекаря и надворного советника».

В интерьере музея


В 1814 году медика наградили бронзовой медалью на ленте ордена Святого Владимира за безукоризненную службу и бескорыстную помощь. Христиан Бунге стал основателем общества киевских врачей, имел большую популярность и как детский врач. Жил на Подоле во флигеле аптеки, а в 1818 году купил небольшой деревянный домик на Печерске с местом для большого сада, где выращивал разные декоративные и плодовые деревья.

Сюда, в дом своего деда, маленьким мальчиком привезли из Варшавы Николая Андреевича Бунге для обучения в первой Киевской гимназии. Окончив её, он поступил в университет, получил степень кандидата естественных наук, был избран доцентом, профессором технической химии Киевского университета. Многие годы возглавлял Киевское техническое общество и стал инициатором создания Киевского политехнического института. Талантливый химик-органик М.А. Бунге первым доказал возможность нитрования окисью азота, что нашло широкое применение в фармацевтическом анализе.

В интерьере музея

С 1856-го до 1864-го возглавлял Киевский университет. Потом его пригласила царская семья преподавать будущим императорам Александру III и Николаю II. Бунге разрабатывал проекты закона об отмене крепостного права, был министром финансов Российской империи, а впоследствии и главой правительства.

Младший сын аптекаря Бунге, Кристофор, известный как основатель Российской ветеринарной академии и профессор терапевтических клиник Московского университета. Он окончил медико-хирургическую академию в Петербурге. Во все энциклопедии и справочники вошёл как один из основателей высшего ветеринарного образования в России. На протяжении тридцати лет Кристофор Бунге руководил кафедрой ветеринарной диететики, фармакологии, патологии и терапии в Московской медико-хирургической академии. Он впервые обнаружил и описал сибирскую язву. В 1830 году под его руководством было ликвидирована вспышка чумы среди крупного рогатого скота в Черниговской и Полтавской губерниях.

Образование, полученное в Европе, а также интеллект и вдохновенный труд позволили представителям семьи Бунге укрепить авторитет киевского аптекарства и естественных наук. Гейтер, Гуннингер, Бунге, Тецнер... — это плеяда специалистов высочайшего класса, которые были собственниками аптеки во времена ее расцвета. «Словарь общедоступныхъ сведений по всемъ отраслямъ знания» под ред. С.Н. Южакова (1904) определяет аптекаря как «Лицо, содержащее аптеку, управляющее ею, изготавливающее лекарства и отпускающее ихъ. Содержать и управлять аптекой могут лишь провизоры и магистры фармации».

Маркой качества этого славного рода были врождённая воспитанность, неусыпная энергия, широкая эрудиция, соединённые с необходимостью постоянной работы для людей. Чужаки и одновременно патриоты края, куда их забросила судьба, отец и сыновья Бунге послужили украинскому аптечному делу не только своей преданностью избранной профессии, но и порядочностью, щедростью, благотворительностью. «Кто пытается сделать отверстие в воде — расточает усилия», — писал один из Бунге. Жизнь и деятельность представителей этой уважаемой династии были ярким примером удивительно плодотворных усилий.

Мощный генетический код Георга-Фридриха Бунге обусловил выдающиеся достижения его многочисленных потомков в экономике и юриспруденции, в биологии и медицине, в фармации и химии. Их научные разработки и общественные достижения в своё время были чуть ли не революционными и до сих пор не утратили своего значения. Фамилию Бунге можно встретить в самых разных справочниках, энциклопедиях, важных исторических документах.

На Подоле, на Притиско-Никольской улице, всегда многолюдно — нескончаемый поток автобусов привозит группу экскурсантов. Здесь их знакомят с архитектурой и бытом Фроловского монастыря. А совсем рядом приютился нарядный домик.

В глаза бросаются два семейных герба и надписи на входной двери: «Иоганн Гейтер, 1728» и «Георгий Бунге, 1751». В 70-х годах прошлого века люди вспомнили, что здесь располагалась первая частная аптека Киева.

Ассортимент аптеки поражал. Здесь можно было купить мази, микстуры, таблетки, по подсчётам учёных всего здесь продавали около 960 наименований лекарственных препаратов. Причём в аптеке существовало два списка лекарств: отдельно для бедных и отдельно для богатых людей. Аптека спокойно просуществовала с 1728 по 1839 год. Затем дела у владельцев пошли скверно, фармации пришлось покинуть здание и переехать в более убогое место. И кто же знал, что полтора столетия спустя она вновь вернётся в родные пенаты. Усадьба Бунге была восстановлена, и в 1986 году уже открылась как аптека-музей. Очень интересно посетить в Киеве аптеку-музей, где вы познакомитесь с эксклюзивной экспозицией, представляющей историю киевской фармакологии.

В интерьере аптеки-музея


Музей состоит из двух помещений — это небольшой флигель и сама аптека. Экспонаты для киевской аптеки собирали по всей стране, они располагаются на площади 750 кв. м и занимают 12 залов. Здесь представлены образцы аптечной посуды разных эпох, аптечная мебель XVIII-ХIХ вв., банки и склянки для лекарственных препаратов, фрагменты рукописей фармацевтов прошлых веков, учебники по медицине, фармации и терапии, рецептурные журналы и многие другие вещи. Да что тут говорить, в коллекции музея более 50 000 экспонатов. Интересно посетить зал-пещеру, христианский зал, хижину знахарки, лабораторию алхимика, винный погреб.

Первое помещение музея — это торговый зал, где воссоздан старинный интерьер. Напротив входной двери — раритетный резной шкаф с витражами, где изображён Асклепий с символическим змеевидным посохом (по имени этого бога впоследствии медиков стали называть асклепидами).

Среди музейных экспонатов

А вот австрийский сейф выпуска 1896-го, в котором хранили лекарства. Как и сто, двести лет назад, так и сегодня этикетки на флакончиках двух видов. Белые с чёрной надписью — для безвредных микстур, а чёрные с белыми буквами и красной полосой — для содержащих ядовитые и наркотические растворы.

Кассовому аппарату «NATIONAL» американского производства недавно исполнилось 100 лет, а он в рабочем состоянии и сейчас. И работал бы, если бы позволила налоговая инспекция. Собрано здесь и коллекцию аптечной посуды. Её изготовляли и из дерева, и из керамики, и из стекла.

Далее можно осмотреть кабинет аптекаря XIX в., где собраны экспонаты, рассказывающие об истории медицины и фармацевтики — русские, немецкие, польские фармакопеи ХIХ-ХХ вв., учебники по медицине, фармацевтике и терапии того времени, рецептурные журналы, личные архивные материалы киевских аптекарей, старинные рецепты.

В зале фармацевта также собрано посуда — флакончики и штанглазы, разные ступки, весы, прессы, машинка для формирования пилюль (сложнейшей по тем временам лекарственной формы). Здесь есть и экспонаты, которые принесли киевляне. Так появились в коллекции баночка настойки йода (до сих пор запаянная!), листики с пудрой, мыло, зубной порошок, средство для ухода за усами — все начала ХХ века.

Затем можно перейти к аптечной лаборатории, где собраны образцы лекарственного сырья, инструменты для приготовления лекарств и другое оборудование — разнообразные весы, микроскопы, каменные и фарфоровые ступки и мельницы — все то, без чего невозможно представить работу провизора и сегодня.

В фармацевтическом цехе рабочая атмосфера: на специальном столе разложено зелье, стоят ступки, другие приспособления — такое впечатление, будто провизор только на минутку вышел. К слову, здесь работали только стоя, ведь работа очень ответственная, когда мастер устал, у него не должно возникнуть желание расслабиться прямо на месте. Позволили фармацевту сесть только в 1965 году. Впрочем, не думайте, что во времена Бунге аптекарей не загружали. В 1750-е в заведении побывала комиссия. По её заключению, продавали здесь таблетки, мази, микстуры 960 наименований. Хотя, конечно, купить их могли далеко не все. Среди состоятельных барышень модно было доводить себя до болезненной бледности. На балу, светском рауте или в театре считалось престижным достать таблетки, демонстрируя таким образом возможность лечиться и пользоваться услугами провизора. В музее сохранился журнал 1934 года с прейскурантом цен. Например, препараты стоили от шести до девяти рублей, а некоторые — и до двенадцати. В то же время на Контрактовой площади корову продавали за трёшку.

Такой же давности и глицериновый карандаш от пота — прообраз сегодняшних перспирантов. У него такой же, как и у современных, выдвижной механизм. В прошлом году некий мужчина принёс спиртометр. Его ценность не только в том, что он сохранился в рабочем состоянии. В коробке есть свидетельство о метрологической проверке 1896, 1898 годов. То есть уже тогда определённая служба контролировала приборы, и без её выводов невозможно было обойтись.

В кабинете аптекаря легко представить, как почтенный фармацевт вёл своё дело: на столе журнал, чернильница, счёты и, конечно, весы. А в шкафу десятки старинных фармакопей на русском, французском, польском, немецком языках.

Из зала смотрит огромное панно, где изображены все врачи античности во главе с Аполлоном — покровителем всех искусств, в том числе и медицины. Путешественник Иоганн Мюллер, который посетил Киево-Подольскую аптеку в 1787 году, отмечал, что кабинет ее владельца Георга Бунге был украшен портретами древних мудрецов — Гиппократа, Авиценны. А могли быть в дополнение к ним и образы тех, кто открыл новую страницу лечебного дела в Киеве и научился исцелять людей минералами: широко применяя в древнеукраинской медицине деготь, смолу, нефть, грязи и такие минералы, как, например, сурьму, известь, мел, глину.

В подвале — несколько комнат, где в хронологическом порядке воссоздана история аптечного дела. Первый зал переносит посетителя в XI в. в келью Киево-Печерской лавры, монахи которой имели привилегию лечить больных молитвами и травами. Интересно, что для лечения монахи также использовали краски, которые в те времена производились из природного сырья.

Следующий зал демонстрирует интерьер избы сельской знахарки с кирпичной печью, маленькими подслеповатыми окошками и охапками ароматных трав под потолком.

Направляясь дальше, посетитель попадает в лабораторию средневекового алхимика с его дистилляторами, ретортами, стеклянными банками, колбами, пробирками. Здесь есть даже настоящий человеческий череп со следами трепанации. Довольно мистическим выглядит восковая фигура алхимика, который все ещё колдует над какими-то лекарствами. По рисункам, которые сохранились, в его образе художник воспроизвел учредителя аптеки Иоганна Гейтера.

Следующий зал воссоздает интерьер винного погреба, иллюстрирующий распространённую до начала ХХ века практику приготовления лекарств на основе вин. Настойки на винах делали в сосудах с большим количеством отверстий — перколяторах. Все отверстия затыкались корковой пробкой, туда засыпалось растительное сырье и заливалось вино. И некоторое время настаивалось. Затем выше или ниже открывалась пробка и таким образом чистая настойка сливалась. Использование вин прекратилось после выявления негативного воздействия дубильных веществ, содержащихся в них, на активные компоненты препаратов.

Аптека семьи Бунге стремительно достигла мощного развития. Из документов узнаём, что уже тогда аптеки подлежали контролю по качеству лекарственного обслуживания. О состоянии киево-подольской свободной аптеки можно судить по рапорту специальной комиссии, которая по заданию Медицинской канцелярии в начале 50-х годов 18 века ревизовала аптеку. Комиссия состояла из главного пограничного доктора медицины В. Ломана и киевских врачей Бранса и Поварова.

Среди экспонатов аптеки-музея


Своим рапортом комиссия засвидетельствовала, что аптека находится в хорошем состоянии, имеет доброкачественные лекарства, простые и сложные по содержанию, все они — природного происхождения. Комиссия отметила, что в аптеке производится отпуск лекарств по рецептам врачей и докторов медицины. В приложении перечисляются около тысячи названий лекарственных средств, бывших в распоряжении аптеки Бунге. Московский штанд-физик А. Шафонский считал, что аптека Бунге является образцовой и может быть примером для других аптек. Об ассортименте и лекарств он отмечал: «Аптека имеет разнообразные и доброкачественные лекарства, содержится в хорошем состоянии, и аптекарь готовит лекарства, точно соблюдая действующие фармакопеи». Государственная Медицинская коллегия наградила аптеку похвальным указом, в котором отметила её традиции и призвала всех аптекарей брать за пример аптеку Бунге.

Рапорт Андрея Бунге в 1811 году Киевской медицинской канцелярии сообщает, что Киево-Подольская вольная аптека имела два подразделения: первый — хозяйственный и ботанический с садами и огородами на Куренёвке, с обработкой земель, севом, выращиванием растений, их заготовкой, транспортировкой, хранением сырья и её первичной обработкой и т.д., второй — это лаборатория и рецептурный отдел со сложной технологией и организацией отпуска лекарств. Надо отметить, что популярные в то время научные пособия из лекарственных растений способствовали знакомству аптекарей Бунге с украинской флорой. Это позволяло постепенно отказаться от сырья и лекарств, ввозимых из-за рубежа, и шире использовать природные богатства страны, с которой их связала судьба, и опыт местной народной медицины.

На все прихоти богатой истории продолжительностью более 280 лет, музей живет по тому же адресу, ул. Притиско-Никольский, 7, едва не в тех же стенах, что и были построены для свободной аптеки «для всенародных нужд» по замыслу первого владельца — Иоганна Гейтера. (После большого подольского пожара 1811 года здание восстановил архитектор А. И. Меленский. Каменное здание уцелело, в отличие от большинства сооружений деревянного Киево-Подола).

Сегодня музей работает как аптека. Здесь можно приобрести изготовленное вручную мыло, различные целебные бальзамы и мази, чаи из целебных растений, которые производят работники музея. Они восстанавливают рецепты по старинным книгам, а лекарственные растения собирают вручную.

Проходят годы, меняется мир вокруг нас, наши понятия о медицине, средства лечения разных заболеваний. Но стремление к знаниям, желание победить недуги остаются прежними. Без этого нет врача, нет провизора, нет Человека.

Декабрь 2011