Адрес: 04071 Украина, Киев, Подол, ул. Щекавицкая, 30/39, оф. 4 E-mail: info@primetour.uaТел. +38 (044) 207-12-44Лицензия туроператора АГ №580812Карта сайта

Памятник святому Владимиру. Конец XIX в. Киев
 
+38 (044) 207-12-44
+38 (096) 940-00-00
+38 (099) 550-00-00

Мы поддерживаем
реформы в Украине
и работаем
исключительно через
расчетный счет!
Памятник святому Владимиру. Конец XIX в. Киев
Вторник, 27 Июня 2017

Достопримечательности > Из истории киевских гимназий

Первоклассник.
Карикатура киевского художника В. Кадулина,
1910-е гг.

Михаил КАЛЬНИЦКИЙ, исследователь киевской старины.
Специально для «Первого экскурсионного бюро».

Школьное дело в Киеве, как свидетельствуют летописи, восходит еще к временам князя Владимира Великого, то есть имеет более чем тысячелетнюю историю. Но если говорить о среднем образовании в его привычном смысле, то начало ему, по-видимому, было положено с появлением в нашем городе гимназии. А это случилось без малого 200 лет назад. Юбилей можно будет отметить либо в октябре будущего года, спустя два века после утверждения устава киевской гимназии № 1, либо в феврале 2012-го – соответственно дате открытия этой гимназии.   

Политика властей касательно просвещения предусматривала доступность для самых широких масс только начальных знаний. Полноценное же среднее образование, открывавшее прямой путь в студенты, считалось уделом избранных.

На магистральной дороге дореволюционной системы средних школ находились гимназии. В 1864 году было введено разделение гимназий на «классические» и «реальные». Под классической гимназией подразумевали ту, в которой основательно изучают «классические языки» (латинский и древнегреческий), необходимые для гуманитарного цикла. Аттестат классической гимназии автоматически позволял претендовать на зачисление в университет. Реальные же гимназии нацеливали учеников на технологические, политехнические и прочие специальные институты, требующие реальных практических знаний. С 1871-го остались только классические гимназии, а реальные получили статус училищ.

Урок географии в Первой гимназии. Фото начала ХХ в.

Программа классической гимназии в Киеве, как и повсеместно в империи (по данным на 1884 год) включала следующие предметы:

1) закон Божий;
2) русский язык с церковнославянским и словесность;
3) логика;
4) латинский язык;
5) древнегреческий язык;
6) математика – арифметика, алгебра, геометрия и тригонометрия;
7) физика;
8) история;
9) география;
10) математическая география (в нынешнем понимании – экономическая география);
11) французский язык;
12) немецкий язык;
13) пение;
14) гимнастика.

Сверх этого за особую плату можно было изучать черчение, рисование, музыку и танцы.

Среди гимназистов бытовало выразительное разделение изучаемых языков на «мертвые» (т.е. классические) и «живые». Любопытно, что из «живых» языков тогда предпочитали французский и немецкий. Французский был незаменим в светском общении, в дипломатической практике. На немецком выходили многие всемирно признанные научные и технические издания. Впрочем, к началу ХХ века английский язык тоже завоевал довольно прочные позиции, и в некоторых гимназиях его вводили как один из «живых».    

Со временем требования жизни заставили классические языки потесниться, высвободив часть времени для других предметов. С 1890 года непременной частью программы осталась лишь латынь, а язык Гомера и Софокла гимназисты изучали по желанию.

Библиотека в Первой гимназии. С открытки начала ХХ в.

Гимназический курс был рассчитан на 8 лет обучения (действовали также «нулевые» – приготовительные классы). Существовало еще понятие «прогимназий» – учебных заведений, дающих образование в пределах первых четырех гимназических классов. Иным молодым людям этого, в принципе, хватало; желающие продолжить обучение могли сразу поступить в пятый класс классической гимназии. Прогимназии в основном создавались в небольших городах, для которых гимназия была чрезмерной роскошью. Но и в Киеве время от времени появлялись частные прогимназии, которые потом «дорастали» до полных гимназий.

О всеобщем бесплатном среднем образовании тогда речь не шла. За право учения в гимназии нужно было выложить определенную сумму – 50, а то и 100 рублей в год. На те времена это были значительные деньги, для небогатых семей составлявшие едва ли не четверть годового бюджета. В результате малоимущие слои, по сути, отрезались от среднего образования. Дети разночинцев благодаря тяжелым материальным жертвам со стороны всей семьи все же нередко добивались мест в гимназии, и поэтому во многих учебных заведениях учеников разводили по параллельным отделениям: в одном училась аристократия, в другом – ребятишки попроще. А уж детям бедняков просто не оставили никаких шансов. В 1887 году, в период так называемых контрреформ, министр народного просвещения Иван Делянов издал циркуляр следующего содержания: «Озаботившись улучшением состава учеников гимназий и прогимназий, я нахожу необходимым допускать в эти заведения только таких детей, которые находятся на попечении лиц, предоставляющих достаточное ручательство в правильном над ними домашнем надзоре и в предоставлении им необходимого для учебных занятий удобства. Таким образом, при неуклонном соблюдении этого правила, гимназии и прогимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей...» Это распоряжение вошло в историю как «циркуляр о кухаркиных детях».

Гимназист Михаил Булгаков

Гимназист Константин Паустовский

Надо признать, что и благородные отпрыски, жаждавшие знаний, тоже не всегда могли позволить себе заплатить за право учения. Для таких предусматривались определенные льготы, вакансии на освобождение от оплаты. Государственные гимназии, между прочим, не являлись рентабельными. В среднем по империи сбор с учеников покрывал только 28% их расходов. Остальные средства гимназии получали из бюджета и других источников. Благодаря этому способные дети благонадежных, но небогатых родителей могли рассчитывать на снисхождение со стороны педагогических советов. Приведем характерное прошение на имя директора Киевской 1-ой мужской гимназии, подписанное вдовой профессора Варварой Булгаковой: «Оставшись вдовою с 7-ю детьми (из которых 5 учащихся) и имея во вверенной Вам гимназии двух учащихся сыновей, покорнейше прошу Ваше Превосходительство освободить сына моего Михаила Булгакова, ученика 8-го класса II-го отделения, от платы за право учения в текущем учебном году…» Будущий писатель получил льготу, в следующем году окончил гимназию и стал студентом-медиком.

В сходном положении оказался и другой выдающийся литератор, ученик той же гимназии Константин Паустовский.

Если не хватало ученической платы и бюджетных дотаций, на авансцену выходили меценаты. Их инициатива всячески поощрялась государством. Официально существовали должности так называемых «почетных попечителей», «почетных блюстителей». Получить такой статус было несложно: для этого богач-благотворитель просто принимал на себя обязательство оказывать учебному заведению регулярную и весомую материальную помощь. За это его формально принимали на государственную службу, следствием чего были выслуга, чины, ордена, а в перспективе – потомственное дворянство, не говоря уже о благосклонном внимании высочайших особ. Предпринимателям это льстило. Так, из знаменитого семейства сахарозаводчиков Терещенко престарелый Никола был почетным попечителем Первой гимназии, его брат Федор – Второй, а сын Александр – Третьей (потом, после смерти отца, сменил его в Первой).

Практически при всех гимназиях Киева были созданы Общества вспомоществования нуждающимся учащимся. Их члены вносили посильные суммы для того, чтобы оплачивать подопечным школьникам право учения, покупать для них форму, учебники и разные принадлежности. Получили распространение именные стипендии: всякий зажиточный Сидоров или Иваненко мог положить в банк на счет гимназии определенный капитал, проценты с которого выплачивались по выбору педагогического совета достойным гимназистам в виде стипендии имени Сидорова или Иваненко.

А толковым старшеклассникам порой удавалось прокормить самих себя. Их нанимали в богатые дома в качестве репетиторов для каких-нибудь Митрофанушек, неспособных самостоятельно осилить гимназическую премудрость.

Колоритные портреты киевских гимназистов и гимназисток можно встретить в целом ряде художественных или мемуарных произведений. Это и «Повесть о жизни» Паустовского, и «Страдные годы» Лифаря, и «Из дум о былом» Анциферова, и «Тени быстро плывущих облаков» Кавалеридзе, и «Гортаючи сторінки життя» Славинского, и «Динка» Осеевой, и «Тайна на дне колодца» Носова... В них, как правило, фигурировали реальные адреса гимназий. Большинство этих исторических помещений, к счастью, сохранилось до наших дней.

Первая гимназия. С открытки начала ХХ в.

Так, Первая мужская гимназия размещалась в здании по нынешнему бульвару Тараса Шевченко, 14.

Этот яркий памятник позднего классицизма выстроен по проекту зодчего Александра Беретти в 1847–1850 годах. Хотя здание изначально предназначалось для гимназии, но в 1851–1857 годах его занимал вновь созданный кадетский корпус, покуда еще достраивалось его собственное помещение (военное образование для царя Николая I было приоритетным). В Киевской Первой гимназии обучались советский нарком просвещения Анатолий Луначарский (отмечен мемориальной доской), авиаконструктор Игорь Сикорский, президент АН Украины Александр Богомолец, художник Вадим Меллер, поэт Мыкола Зеров, писатели Михаил Булгаков и Константин Паустовский и многие другие. Именно здесь в пьесе Булгакова «Дни Турбиных» полковник Турбин прощается с юнкерами.

Мемориальная доска в честь А. В. Луначарского

В 1911-м по случаю 100-летия со дня основания гимназия была переименована в Императорскую Александровскую. При этом же здании имелась казенная квартира попечителя учебного округа, которую, будучи в этой должности, занимал великий хирург и педагог Николай Пирогов (отмечен мемориальной доской).

После 1917 года в тех же стенах одно время действовали  руководящие органы просвещения Украины, позже сюда перевели гуманитарные факультеты Киевского национального университета им. Т.Шевченко. Об этом напоминнают памятные доски в честь советского наркома просвещения Владимира Затонского, украинских ученых Сергея Ефремова, Ивана Огиенко, Дмитрия Чижевского. А до 1857-го гимназия (поначалу еще не Первая, а единственная) действовала в Кловском дворце на Липках; именно там в свое время учился художник Николай Ге, преподавал историк Николай Костомаров. Не так давно в Кловском дворце размещался Музей истории Киева; потом здание отобрали под Верховный суд Украины.

Вторая гимназия. С открытки начала ХХ в.

Вторую гимназию основали в 1836 году.

Поначалу она пользовалась наемным помещением, но в 1854–1856 годах для нее соорудили собственное позднеклассическое здание (архитектор Павел Шлейфер) совсем рядом с Первой, на том же бульваре, № 18. Здесь учились будущий академик и арктический герой Отто Шмидт, ученый-экономист и поэт Павел Чубинский – автор слов национального гимна «Ще не вмерла Україна» (отмечен памятной доской), украинский литератор и общественный деятель Максим Славинский, поэт Семен Надсон, композитор Рейнгольд Глиэр. В советское время дом гимназии переоборудовали под телефонную станцию; в 1961-м надстроены два этажа.

Третья гимназия. С открытки начала ХХ в.

Третья гимназия была устроена в 1874 году на Подоле.

Ее помещение (Контрактовая площадь, 8) – первоначально двухэтажный классический особняк, принадлежавший богатому киевлянину Назарию Сухоте (в середине XIX века в нем находилась городская дума); в 1876–1878 годах его надстроили и расширили для гимназии архитекторы Александр Шиле и Владимир Николаев. Воспитанниками гимназии были сын торговца мануфактурой Лев Шварцман – он же философ-идеалист Лев Шестов, врач-академик Феофил Яновский, поэт Даниил Ратгауз. Сейчас это помещение занимает районный Дом детского творчества.

Четвертая гимназия. С открытки начала ХХ в.

Четвертая гимназия, основанная в 1883 году, некоторое время занимала наемный дом на углу того же бульвара и нынешней улицы Пирогова (теперь здание Педагогического университета им. М. Драгоманова). Но в 1897–1898 годах для нее на местности Новое Строение построили новое здание в стилистике ренессанса (архитектор Николай Чекмарев). На ее месте по нынешней ул. Красноармейской, 96 когда-то проводились конские ярмарки.

Учеником гимназии был знаменитый актер и исполнитель собственных песен Александр Вертинский, но бросил обучение, как перед этим бросил Первую гимназию. На противоположной стороне улицы был возведен польский костел, и это привлекало в гимназию учеников-поляков, одним из них оказался будущий писатель Ярослав Ивашкевич. Однако в 1920-м это здание сожгли как раз польские оккупанты. Потом его восстановили под советскую школу; ныне оно занято ведомственным учебным заведением.

Пятая гимназия. С открытки начала ХХ в.

Пятая гимназия называлась также Печерской по месту своего расположения.

Ее основали в 1885 году; уже в 1886-м было готово ее новое помещение (ул. Суворова, 1), возведенное тем же Николаем Чекмаревым с элементами «русского стиля». Здесь учились будущий кинорежиссер Григорий Козинцев, будущий писатель Марк Алданов (Ландау). В послевоенные годы в этих стенах разместился автодорожный институт, для которого бывший гимназический корпус капитально реконструировали и надстроили, изменив его до неузнаваемости. Единственной приметой старины остался небольшой бюстик Пушкина, установленный перед гимназией еще в 1899 году на средства преподавателей и учеников в честь 100-летия со дня рождения поэта.

Здание бывшей Шестой гимназии
на ул. Мельникова, 81

Уже в начале ХХ века свою гимназию – Шестую – получила и Лукьяновка. Она была основана в 1908-м, а в 1912–1913 годах для нее выстроили новое здание по нынешней ул. Мельникова, 81 (архитекторы Александр Кобелев, Петр Жуков). В настоящее время этим помещением пользуется Экономический институт.

Были в Киеве и Седьмая, и Восьмая гимназии, но они появились на основе частных учебных заведений. Об этом мы скажем чуть ниже, а перед этим вспомним о главных женских гимназиях города (гимназическое образование для юношей и девушек было раздельным). Отметим только, что университет девушкам по тогдашним правилам «не светил», однако они могли продолжить обучение на Высших женских курсах. Выпускницы женских гимназий, кроме того, официально получали права «домашней учительницы» по тем предметам, по которым имели хорошие выпускные оценки.

Фундуклеевская женская гимназия. С открытки начала ХХ в.

Правила для выпускниц женской гимназии

Первая в Киеве женская гимназия открылась в 1860 году. В этом сыграл решающую роль бывший киевский губернатор Иван Фундуклей – богач и крупный меценат. Он бесплатно уступил под гимназию свою собственную усадьбу с постройками, мало того – обеспечил ее постоянным доходом. Киевляне были настолько признательны благотворителю, что назвали Фундуклеевской не только саму гимназию, но и всю улицу (ныне Богдана Хмельницкого).

В списках гимназисткок-«фундуклеевок» мы находим Анну Горенко, окончившую здесь выпускной класс и ставшую впоследствии поэтом Анной Ахматовой, а также Ксению Держинскую – певицу московского Большого театра, Наталью Меньшову (Полонскую-Василенко) – автора многих трудов по истории Украины. Поразительна судьба выпускницы гимназии Кати Десницкой: она потом стала женой принца Сиама (Таиланда). Современный вид здание приобрело после надстройки в послевоенные годы; теперь здесь, по ул. Богдана Хмельницкого, 6, находится Нефтегаз Украины.

К слову, обучение в Фундуклеевской гимназии было не из дешевых (плата достигала 80 рублей в год), однако ее почетные блюстители – такие видные бизнесмены, как Лазарь Бродский, Моисей Гальперин, Лев Гинзбург, Михаил Дегтерев, Давид Марголин, Никола Терещенко, – помогали многим девицам из небогатых семей учиться бесплатно.

У гимназии был и своего рода филиал – Подольская женская гимназия, созданная в 1872-м на базе Подольского женского училища. Ей предоставили городской дом по ул. Покровской, 4, который с тех пор был дважды надстроен.

Здание лицея «Подол» по ул. Покровской, 4

П. Алешин. Проект Ольгинской женской гимназии

Сегодня это помещение занимает лицей № 100 «Подол».

Государственная женская гимназия в честь Св. Ольги с 1892 года действовала в бывшем флигеле Первой мужской гимназии (ул. Терещенковская, 2; ныне служебное здание НАН Украины). Для ее расширения в 1910-е годы началось строительство нового обширного корпуса по проекту архитектора Павла Алешина.

Однако революция и гражданская война помешали завершить его. «Долгострой» простоял до конца 1920-х годов, а затем на его основе соорудили комплекс Всеукраинской Академии наук с институтами, музеями и конференц-залом (теперь ул. Богдана Хмельницкого, 15 и Владимирская, 55).   

Наряду с «казенными», в городе к началу прошлого века действовало довольно много частных гимназий «с правами» (т.е. лицензированных). Надо отметить, что они не были похожи на коммерческие колледжи, гимназии, лицеи нынешнего времени. Сейчас подобные заведения удовлетворяют запросы наиболее «крутых» родителей; за обучение в них надо выложить немалые денежки, зато уж гарантируется элитарность и полный эксклюзив (заодно с прибылью владельцев школ).

Здание бывшей гимназии Науменко
на Ярославовом Валу, 25

Прежние частные гимназии, конечно, не были убыточными: их содержатели умели минимизировать накладные расходы без ущерба для дела. Однако целью их создания были не доходы (небольшие по сравнению с обычным предпринимательством). И не тщеславная элитарность: престиж государственных гимназий был достаточно высок. Как правило, учредитель частного учебного заведения искренне стремился воплотить в нем те педагогические или общественные принципы, которые не находил в существующих школах.

Так, значительной популярностью среди прогрессивной интеллигенции пользовалась частная гимназия Владимира Науменко на Ярославовом Валу, 25.

Владимир Павлович, педагог от Бога, был неутомимым исследователем и пропагандистом украинской культуры, невзирая на многолетние преследования властей. Хотя в своей гимназии он вынужден был принять официальную программу (без этого не давали лицензии), но даже в ее рамках педагоги вкладывали в юные души интерес и любовь к родному краю. Типичным «науменковцем» был самый знаменитый воспитанник гимназии – поэт Максим Рыльский.

Здание бывшей 8-й гимназии на пл. И. Франко, 5

Либеральными взглядами отличался и Вячеслав Петр, чех по происхождению. Его гимназия действовала на Владимирской, 16, вблизи Софийской площади. Однако власти систематически чинили ему препятствия, и в конце концов он в 1909 году вынужден был отказаться от своего детища прямо посреди учебного года. Родители учеников, однако, не растерялись. Они выбрали инициативный комитет и сами взяли в свои руки управление школой, получившей название «гимназия Группы родителей». Позже она перешла в помещение на нынешней пл. Ивана Франко, 5 (теперь «Киевэнерго») и стала Киевской Восьмой гимназией.

Самым знаменитым воспитанником этого заведения был великий танцор Серж Лифарь: здесь он заканчивал обучение, начатое в Первой гимназии.

Памятная доска в честь С. Лифаря

Памятная доска
в честь В. Симиренко

Другая частная гимназия – Готлиба Валькера – потом превратилась в Седьмую. Она размещалась на теперешней ул. Михаила Коцюбинского, 12: сперва по фронту улицы, затем (с 1909-го) в специально возведенном флигеле во дворе. Заведение имело репутацию «школы для отпетых» и славилось хулиганскими акциями, но все же здесь учились скульпторы Александр Архипенко и Иван Кавалеридзе, пианист Владимир Горовиц, ученый в области садоводства Владимир Симиренко. Здание гимназии во дворе до сих пор используется как школа (№ 135).

Оригинальным учебным заведением была так называемая Коллегия Павла Галагана, культивировавшая своеобразную «демократическую элитарность».

В ней обучались только старшеклассники, готовящиеся в университет. Коллегию основал  богатый помещик-украинофил Григорий Галаган: его любимый сын Павлусь безвременно умер, и в память о нем была создана школа для 16-летних юношей – ровесников Павла.

В Коллегии воспитанники учились и жили; часть поступала за свой счет (обучение с полным пансионом обходилось довольно дорого – 750 рублей в год), а часть, из выдержавших вступительные экзамены бедняков, состояла на полном обеспечении Коллегии. Все воспитанники, богатые и бедные, жили как бы одной семьей. Из этой семьи вышла целая плеяда будущих академиков во главе с президентом ВУАН Владимиром Липским. Теперь в бывшем здании Коллегии (ул. Богдана Хмельницкого, 11) находится Национальный музей литературы.

Коллегия Павла Галагана. С открытки начала ХХ в.

Григорий Галаган (в центре) с преподавателями и учениками Коллегии

В то же время для священника Михаила Стельмашенко, члена местного Клуба русских националистов, даже государственные школы представлялись чересчур либеральными. Он старался воспитывать гимназистов своего заведения в духе монархической идейности и благонамеренности. Не без поддержки властей ему удалось добыть средства на строительство солидного гимназического здания в Рыльском переулке, 10 (возведено в 1910-м; теперь – коммерческий банк).

Здание бывшей гимназии Стельмащенко по Рыльскому пер., 10

Сам царь Николай II высочайше пожаловал для церкви при гимназии Стельмашенко икону Божьей Матери. Учеников с буквой «С» на кокарде фуражки звали в Киеве «стельмашенковцами» или просто «стельмашаками». Однако вопреки всем усилиям директора монархические идеи не укоренились в детских умах. Один из «стельмашак» Николай Носов, став известным детским писателем, вспоминал, как его класс откликнулся на свержение царя: «В нашем представлении слово «революция» было равнозначно словам «свобода», «воля». А свобода, по нашему мнению, была, когда каждый мог делать, что ему хочется, и не делать, чего не хочется; следовательно, мог бы и не учиться, потому что учиться нам, в общем-то, не хотелось». И потому, едва услыхав о революции, «стельмашаки» наплевали на присутствие учителя и устремились вон из классов. «Все мы с диким визгом, криком и гиканьем ринулись вниз по лестнице, словно лавина с гор, и, выбежав на улицу, принялись рвать в клочья свои тетради, дневники и даже учебники. Весь коротенький Рыльский переулок был густо усеян изорванными листочками из книг и тетрадей»...

Здание бывшей гимназии Жекулиной на ул. Артема, 27

Гимназистка Надежда Хазина

Женских частных гимназий в городе было еще больше, чем мужских: в начале ХХ века их число перевалило за двадцать. Многие из них представляли собой, по сути, коммерческие проекты, об одном из которых Константин Паустовский вспоминал: «Это была буржуазная гимназия, где отметки ставились в зависимости от богатства и чина родителей» (речь шла о заведении Александры Дучинской на нынешней ул. Михаила Коцюбинского, 7). Но среди них стояла особняком гимназия, содержавшаяся дворянкой Аделаидой Жекулиной. Основательница стремилась организовать свое заведение не для  барышень, мечтавших поскорее получить какое-никакое образование и выскочить замуж, а на девушек, рассчитывающих в жизни на собственные силы. С 1906-го в ее гимназии – одной на весь Киев – была принята программа мужских средних учебных заведений. Там преподавали отличные педагоги, а выпускницы могли продолжить образование на вечерних высших курсах Жекулиной. Гимназия находилась сначала в наемном доме по Ярославову Валу, 36; в 1911–1912 годах для нее было возведено специальное здание на нынешней ул. Артема, 27 (теперь школа № 138). Здесь училась Надя Хазина – будущая Надежда Мандельштам, жена поэта Осипа Мандельштама, автор ярких мемуаров.

Преподаватели Первой гимназии. Фото начала ХХ в.

Несколько слов о внешнем виде воспитанников гимназии. В классах и на улице они носили особую форменную одежду. Принятый в конце позапрошлого века регламент предусматривал все подробности: «Одежду учеников в гимназии составляют: полукафтан – темно-синего сукна, однобортный, не доходящий до колен, застегивающийся на 9 посеребренных гладких выпуклых пуговиц, с четырьмя такими же пуговицами сзади у карманных клапанов; шаровары – темно-серого сукна; пальто – серого сукна, двубортное офицерского образца, пуговицы такие же, как на мундире, петлицы на воротнике одинакового с полукафтаном сукна с белою выпушкою и с пуговицею; фуражка – одинакового с полукафтаном сукна, с белыми выпушками вокруг тульи и верхнего края околыша, на околыше над козырьком жестяной посеребренный знак, состоящий из двух лавровых листьев, перекрещивающихся стеблями, между коими помещены прописные заглавные буквы названия города и гимназии».

Для девочек описание «униформы» было проще: оно состояла из «платья темно-коричневого цвета» и «белого перелника, сшитого вместе с пелеринкою».

Их наставники точно так же носили мундиры – специальную форму Киевского учебного округа, со знаками различия соответственно чину в Табели о рангах.

...Итак, мы совершили виртуальную экскурсию по старым киевским гимназиям. Но, сверх этого, в городе имелось несколько реальных, коммерческих и прочих специальных училищ. Знакомству с ними будет посвящен отдельный рассказ.

Октябрь 2010.