Адрес: 04071 Украина, Киев, Подол, ул. Щекавицкая, 30/39, оф. 4 E-mail: info@primetour.uaТел. +38 (044) 207-12-55Лицензия туроператора АГ №580812Карта сайта

Луцк, панорама старого города. Волынская область
 
+38 (044) 207-12-55
+38 (096) 940-00-00
+38 (099) 550-00-00

Мы поддерживаем
реформы в Украине
и работаем
исключительно через
расчетный счет!
Луцк, панорама старого города. Волынская область
Среда, 01 Декабря 2021

Меню

Достопримечательности > «Промзона» вдоль Кирилловской улицы

Михаил Кальницкий - историк, исследователь киевской старины.
Специально для "Первое экскурсионное бюро"
.


Как и любой другой большой город, Киев издавна имел у себя не только жилые, офисные, торговые, оборонительные, рекреационные, но и промышленные зоны. В свое время небольшой «промзоной» служило урочище Гончары-Кожемяки на Подоле: об этом свидетельствуют даже названия здешних улиц – Гончарная, Кожемякская, Дегтярная, Овчинный переулок. Несколько мельниц и других предприятий возникло на Набережно-Крещатицкой улице, невдалеке от речного порта. Военно-промышленные учреждения были основаны на Печерске. Киево-Печерская лавра для своих потребностей оборудовала небольшой производственный городок...

Внушительный ряд частных заводов был устроен в ХІХ веке вдоль пути, ведущего с Подола к Кирилловской церкви и Куреневке. Речь идет о современной улице Фрунзе, (которая раньше называлась Кирилловской улицей, а еще раньше – Плоской). Когда-то, еще в ХVІІ веке, здесь была Никольская церковь, подле нее основали женский монастырь. Этот монастырь называли также Иорданским. Николай Закревский в своем «Описании Киева» привел предание о богомольце, который побывал в Палестине и уронил в реку Иордань серебряный ковш, а потом, прибыв в Киев, чудесным образом обнаружил свою пропажу в колодце возле упомянутой Никольской церкви. Во времена Екатерины ІІ монастырь был расформирован. Здесь оставались две деревянных церкви. Одна из них в конце концов сгорела, а вторую уже во второй половине позапрошлого столетия заменили на новую, каменную. Нововыстроенный храм освятили во имя Великомученика Димитрия Солунского, хотя в народе сохранял название «Иорданский».

Фото 1. Церковь Св. Димитрия Солунского («Иорданская») на Кирилловской улице. Фото конца XIX в.

  В 1930-е годы церковь разрушили, и теперь приблизительно на ее погосте находится нотная фабрика (неподалеку, в глубине участка по улице Фрунзе, 47, с 2004 года действует новый небольшой храм, по традиции названный Николо-Иорданским).

Местность вокруг бывшего Иорданского монастыря издавна известна как слобода Плоская (ее историю и особенности ее формирования мы рассмотрим в отдельной статье). Именно здесь в 1835 году известный предприниматель Тимофей Дехтерев (Дегтерев) приобрел для себя участок земли площадью свыше двух десятин. Он сделал это по предложению тогдашнего генерал-губернатора графа Василия Левашова, чтобы устроить литейную и мастерскую металлических изделий, поскольку «не было в сем городе Киеве и даже в целом крае сем не имеется ни одного такого литейного общеполезного заведения». В том же году новый завод начал действовать. Сначала для него было возведено

«внутри двора здание для расковки меди листовой и для изделий винокуренных разного рода труб, котлов и протчего», чуть позже – корпуса мастерских и чугуноплавильную печь. Все это были деревянные строения, но в 1845 году Тимофей Дехтерев и его кузен Родион решили «для совершенной безопасности и удобства» заменить их каменными зданиями. Правда, для этого нужно было преодолеть сопротивление официальных структур: по их мнению, развитие предприятия могло создать неудобства для соседних обывательских усадеб. Поговаривали о его переносе за несколько верст, чуть ли не за Приорку.


Владельцы вынуждены были напомнить, что заводской участок с одной стороны примыкает к склону горы Юрковицы, а с других – отгорожен от соседей новопроложенной Плоской улицей и незастроенными разрывами. В конце концов, губернские чиновники воздали должное значению завода Дехтеревых, приняв во внимание, что «в сем заводе производятся посредством машин и мастеровых разные изделия, медные, железные и чугунные, потребные не только для жителей города Киева, но и для разных фабрик и заводов, сахарных, винокуренных и других, а также для казенных построек и сельского хозяйства во все места Киевской, Подольской, Волынской, Минской и малороссийских губерний, да производится постройка и огнегасительных или пожарных орудий, инструментов и снарядов, тоже отливка для церквей колоколов». Предприятие осталось на месте.

Впрочем, в дальнейшие годы завод не выдержал роста промышленной конкуренции, связанного с реформами царя Александра ІІ. Участок с производственными строениями пришлось продать за долги. Некоторое время в этой местности здесь еще работали литейная и механическая мастерские на территории усадьбы гражданского инженера Якова Кривцова. Но значительная часть недвижимости Дегтеревых перешла в руки Общества киевского пивоваренного завода. Это общество основала группа капиталистов во главе с известным предпринимателем и биржевиком Николаем Хряковым; его устав был утвержден в 1873 году.

Строительство корпусов нового завода возглавил видный инженер Алексей Термен. Именно он привлек к участию в этих работах 25-летнего петербургского зодчего Владимира Николаева.
 

Фото 2. Каменный корпус завода Дехтерева ныне, в перестроенном виде


Фото 3. Владимир Николаев

 

Последний потом вспоминал: «В первый год моего пребывания в Киеве в 1872 году мною были построены здания наибольшего до сих пор в Киеве пивоваренного завода, акционерного товарищества, причем в одно лето уложено было до четырех с половиной миллионов [штук] кирпича, и если в этой работе и мало можно найти художественных сторон, то в техническом отношении это была хорошая школа, как по громадности сооружений каменных, так еще главнее по грандиозности земляных работ, где приходилось для устройства ледников врываться в гору и вести нелегкую борьбу с массой стремившихся подземных ключей, причем вся распорядительная техническая сторона дела целиком лежала на мне».

Владимир Николаев после этого навсегда остался в нашем городе и стал ли не известнейшим киевским архитектором конца ХІХ века, автором сотен сооружений. Насколько удачным оказался его дебют, свидетельствует тот факт, что и ныне в старинных зданиях вырабатывает пиво предприятие «Пивзавод на Подоле».

Кстати, к тому времени бывшая Плоская улица уже именовалась Кирилловской. Это случилось в 1869 году. Переименование оказалось довольно-таки путаным: раньше Кирилловской называлась соседняя улица, которая с того времени стала Константиновской, а для этого, в свою очередь, другую улицу, называвшуюся Константиновской, превратили в Межигорскую.


 Адрес Общества киевского пивоваренного завода – Кирилловская, 41 (по нынешней нумерации, 43) – знали не только в Киеве, но в Одессе и Бердичеве, на Черниговщине и в Бессарабии, куда в специальных железнодорожных вагонах поступала продукция завода. Производительность предприятия составляла 200–300 тысяч ведер пива ежегодно, а стоил хмельной напиток не так уж дорого – немногим больше рубля за ведро! На расстоянии нескольких сотен метров к югу от завода акционерного общества существовала еще одна пивоварня. Она когда-то принадлежала семье Псиол (известной, между прочим, своими дружескими связями с Тарасом Шевченко). Сперва это было небольшое пиво-медоваренное предприятие, чьи здания приходилось все время ремонтировать. Но в 1889 году усадьбу приобрел купец Михаил Рихерт. Вскоре он затеял значительную модернизацию заводских корпусов, завершившуюся в 1895-м. В роли архитектора снова выступил Владимир Николаев.  

 

Фото 4. Вход на «Пивзавод на Подоле» сегодня


Фото 5. Пивоварня и кирпичный завод М. Рихерта. Фото 1897 г. Фото6. Завод солодовых экстрактов в наше время Фото 7.
В. Городецкий. Проект цементного завода Е. Зайцева и Н. Преснухина (1897)

Правда, самое заметное ныне сооружение Киевского завода солодовых экстрактов (занимающего бывший участок Рихерта по ул. Фрунзе, 35), с 6-этажной башней в стиле модерн, было возведено позже, в 1908–1909 годах, зодчим Николаем Казанским.

В 1894 году Михаил Рихерт приобрел и соседний участок на углу Кирилловской и Нижне-Юрковской улиц. Здесь еще в ХVІІІ веке существовала небольшая кирпичная фабрика Кирилловского монастыря, которая потом перешла в собственность семьи Гудим-Левковичей. Рихерт значительно усовершенствовал фабрику, для которой в 1895 году Владимир Николаев соорудил стройную дымовую трубу. Потом тут, уже в новых сооружениях, развернулось предприятие «Керамблоки», а старинная дымовая труба сохранилась, хотя отошла к заводу солодовых экстрактов.

Таким образом, «промзона» вдоль Кирилловской улицы распространялась на новые и новые участки. Надо признать, что в свое время те, кто эксплуатировал эти участки, не перетруждали себя соблюдением элементарных экологических требований. В частности, в 1894 году городской санитарный врач привлек к ответственности немца Иоганна Менцера, владельца дрожжево-винокуренного предприятия (впоследствии – цех хлебокомбината по ул. Фрунзе, 65). Оказалось, что герр Менцер имел еще одну усадьбу на противоположной стороне улицы и что «туда было вывезено громадное количество полуперегнившей браги, издающей невозможное зловоние, и было засыпано землею, поверх которой, для уменьшения зловония, было вылито некоторое количество карболовой кислоты». Обозревателю местной прессы пришлось констатировать: «Вообще, заводы на Кирилловской улице в санитарном отношении составляют большое зло Киева. Большинство заводов не вывозят никуда своих нечистот, но спускают их непосредственно на городской луг, откуда нечистоты по различным канавам и ручьям попадают в Почайну и окончательно в Днепр». Следует напомнить, что в то время еще не существовало современной Новоконстантиновской улицы, так что сразу за участками четной стороны Кирилловской начинались просторные Оболонские луга с городскими сенокосами.

Но уже в конце 1890-х лет на четной стороне улицы появились значительные благоустроенные предприятия. Среди них можно упомянуть маслобойный завод братьев Лурье по Кирилловской, 98, сооруженный архитектором Владимиром Бессмертным в 1897-м (потом здесь, по улице Фрунзе, 98, разместился комбикормовый завод). В том же году предприниматели Евгений Зайцев и Николай Преснухин приобрели участок в 6 десятин по Кирилловской, 102, где и создали цементный завод, вскоре перешедший в собственность учрежденного ими же акционерного общества «Фор» (от немецкого «вперед»). Как видно из рекламных объявлений, основной продукцией завода был высококачественный портланд-цемент, но выпускались также секции железобетонных труб и колодцев, фермы и плиты для перекрытий.

Потом на этой усадьбе выросли крупные корпуса асбестоцементного предприятия, и лишь старые чертежи сохранили первоначальный скромный вид заводских строений. Они интересны тем, что их проектировал сам Владислав Городецкий.

Это не было случайностью. Городецкий сам состоял акционером фирмы «Фор» и для своих известных киевских зданий (в частности, для знаменитого «дома с химерами» по ул. Банковой, 10) он применял именно ее цемент, что, очевидно, служило неплохой рекламой. К тому же архитектор Городецкий и предприниматель Зайцев дружили между собой как страстные охотники.

Фото 8. Владислав Городецкий

 

Фото 9. Евгений Зайцев

По Кирилловской, 74 предприниматель Вернер Детеринг содержал красильню и химчистку. Ныне в новых корпусах на этом месте действует крупное фармацевтическое предприятие «Фармак». Сосед Детеринга, купец Иван Кузнецов, владел спичечным заводом, где в начале прошлого века трудилось приблизительно 100 рабочих. Накануне революции предприятие было перепрофилировано на изготовление стульев. Потом здесь, по ул. Фрунзе, 82, разместилось акционерное общество «Киевский мебельный комбинат».

К сожалению, уже не один год только в виде стен сохраняются производственные корпуса по ул. Фрунзе, 62, на углу ул. Заводской. Здесь располагалось предприятие австрийского подданного Иозефата Анджейовского, получившего в 1879 году разрешение на устройство глинообжигательного завода. С тех пор и вплоть до гражданской войны его фирма удерживала в Киеве первенство по изготовлению изразцов, декоративной плитки и прочих изделий из глины и гипса.

Объемы годового производства составляли значительную по тем временам сумму – свыше 60 тысяч рублей. В упомянутом выше «доме с химерами» квартирные печи были эффектно облицованы расписными изразцами Анджейовского.

С учетом ограниченного объема статьи некоторые предприятия бывшей Кирилловской улицы остались вне нашего внимания. Но и без этого история старинной «промзоны» свидетельствует о богатстве традиций наших местных производителей, которые при благоприятных условиях могли обеспечить киевлян практически всем необходимым. А облик заводских и фабричных корпусов говорит о том, что строительство предприятий считалось среди архитекторов не менее солидным занятием, нежели возведение особняков или храмов, и на этом поприще подвизались самые